Жена связала мужа и доминирует

Жена узнала секрет мужа и стала доминировать

Темы рассказа: бондаж, куннилингус, кольцо для члена

Джон всегда разговаривал во сне. Меня это не беспокоило, так как я крепко спала или, если просыпалась, то толкала его, и он замолкал. Однако, сегодня вечером все было иначе. Недавно мы переехали в поисках работы на новое место жительства. Стресс переезда, новая работа, отсутствие друзей вызвали у меня беспокойство, что привело к нарушениям сна. Теперь я часто слушала, что говорит Джон во сне.

Большую часть ночи я лежала на спине, пытаясь заставить себя уснуть. В голове проносился непрекращающийся поток мрачных мыслей. В эту ночь Джон начал шевелиться и бормотать уже в третий раз. До сих пор он сонно жаловался на хулиганов на каком-то стадионе и неуклонно заявлял о своей любви к орнитологии, несмотря на отсутствие каких-либо познаний в этой области. Однако в третий раз он заговорил о чем-то странном. Тон его голоса вызвал у меня бодрость, и мое внимание сразу же переключилось на него.

“Нет, малышка, не …”

Он наморщил брови. Я перевернулась на бок, чтобы посмотреть в его лицо в тусклом свете уличных фонарей. Джон застонал и слегка задвигался на кровати.

«Пожалуйста… просто немного больше… ммн… так хорошо…»

Я никогда не слышала от него ничего подобного. Но мне было ясно, что ему приснился какой-то непристойный сексуальный сон. Я увидела, что его член приподнялся под простыней, накрывающей его, и усмехнулась. Сон вызвал у него возбуждение?

Осторожно, чтобы случайно не разбудить его, я отодвинула простыню, чтобы обнажить твердый член Джона. Крошечная капля уже просочилась на его кожу. Я стараясь сильно не шевелиться, обхватила его член пальцами. Это вызвало тихое хныканье, но он не пошевелился. Я услышала слова:

“Да.. Да это хорошо … спасибо, госпожа…”

‘Госпожа’? Джон никогда не называл меня так. Но было очевидно, что сейчас он был возбужден сильнее, чем я когда-либо видела . У нас почти не было секса после переезда: стресс и напряжение убили мое либидо. Но сейчас это было невероятно сексуально – почувствовать, как член пульсирует между моими пальцами.

Однако, надо было решить, что делать дальше? Джон слегка стонал во сне, в то время как его член пульсировал в моей ладони. Я могла бы разбудить его, воспользоваться этой импровизированной эрекцией и заняться с ним сексом … Но что-то заставляло меня колебаться. О чем бы он ни мечтал, ему сейчас снилась не я. Но мне было очень интересно узнать, что так взволновало и возбудило его, о чем он так стонал во сне? Поэтому, вместо того, чтобы разбудить его, я наклонилась, все еще сжимая его член, и тихо прошептала ему на ухо:

“Тебе нравится, когда твоя Госпожа тебя трогает?”

Джон кивнул, слегка нахмурившись: “Да. Пожалуйста”,- простонал он, и его член запульсировал в моей руке.

“Интересно, – улыбнулась я, – муж скрывает свое желание подчиняться”. Я осторожно провела пальцами по его телу, чтобы вызвать у него стон.

“Тебе нравится, когда Госпожа гладит твой член?”

Еще один стон, он выдохнул: «Да». Его тело реагировало на мои прикосновения, но спал он крепко. Даже мой шепот не разбудил его.

“Что еще тебе нравится, мой хороший?”. Мне было любопытно исследовать эту невидимую глубину сексуальности моего мужа. Но главное было – не разбудить его. К счастью, он не просыпался. А его ответ вызвал у меня некоторое изумление, так что приподнялись брови.

“Нн .. веревки ..”

“Веревки?”, – переспросила я, не в силах скрыть шок. “Ты хочешь, чтобы твоя Госпожа связала тебя?”

На этот раз он кивнул, но я чувствовала, как его член дрожит от волнения от моих слов, а сам он стонет во сне. Медленно и осторожно поглаживая его член, я попыталась сыграть роль таинственной Госпожи из его его снов.

“Ты грязный мальчик.” Мне было странно говорить это. Но он удовлетворенно застонал в ответ. «Я свяжу тебя и буду мучить, пока ты не начнешь умолять меня о том, что хочешь кончить. Ты хочешь этого?»

“Да, Госпожа..!” Джон съежился и задышал быстрее: “Хочу поклоняться ..”

В этот момент я почувствовала, как его член сильнее запульсировал в моих пальцах. Я наблюдала его оргазм, прошедший по животу и груди…Капельки разлетевшейся спермы блестели в слабом свете. Удивлению моему не было предела: ведь я только держала его член пальцами и разговаривала с ним… Видимо, это было больше, чем просто сексуальный сон. После оргазма он облегченно вздохнул и тихо засопел, а я размазала сперму со своих пальцев по его телу и смотрела на него.

Внезапно я почувствовала возбуждение внутри себя. Постепенно у меня в голове начал вызревать план, но я не успела его продумать, как крепко заснула.

Три дня спустя, в пятницу вечером, я приступила к реализации своего плана. Большую часть недели Джон работал сверхурочно. В свободное время я постаралась приобрести то, что мне понадобится. Вечером после прекрасного ужина мы сидели в гостиной, потягивая вино и рассказывая анекдоты.

Джон пил третий бокал вина, я – второй. Мне не хотелось перебрать сегодня вечером: мой план требовал ясной головы. Джон допил вино из бутылки и закончил очередной анекдот. Мы некоторое время молчали.

“Мой хороший”,- я посмотрела на него, улыбнувшись, – “Как ты себя чувствуешь?”

Джон улыбнулся мне: “Отлично! Почему ты спрашиваешь?”

Я поставила свой бокал и встала: «Есть кое-что, что я хочу показать тебе в спальне».

Он явно заинтересовался: “В спальне? Хорошо, давай посмотрим!”

Я веду в его спальню и осторожно закрываю за собой дверь. Затем, глубоко вздохнув, я повернулась к нему, схватила за рубашку и крепко поцеловала. В его глазах я увидела замешательство, но я поняла, что ему нравится активность с моей стороны. Я никогда раньше так не поступала.

«Отвернись от меня, сними одежду и повернись ко мне».

Если он и колебался, то не показал этого. Джон отвернулся и начал расстегивать рубашку. Я же, убедившись, что он не смотрит, подошла к комоду и осторожно открыла нижний ящик. Обычно мы держали там только разные бумаги. Но сегодня вечером там лежали недавно купленные мной предметы: свечи, массажное масло, кольцо для члена и несколько кусков шелковой веревки.

Я смотрела, как Джон снимает нижнее белье, восхищаясь его крепким телосложением, широкими плечами и упругой задницей. А ведь ему было 40 лет. Он лениво сбросил свою одежду в угол. Я уже стояла с веревкой в ​​руках.

«Вытяни руки вперед», – приказала я. Он заколебался, прежде чем выполнить это. Интересно, он нервничал? Подумал ли он о том, что я каким-то образом разгадала его секрет. В любом случае, сейчас это едва ли имело значение. Я подошла к нему с веревкой и обмотала ее вокруг его запястий. Несколько движений…И я принялась закреплять узел.

«Ч-что ты делаешь, малышка? Я не…», – начал запинаться Джон.

«Шшш», – я зашептала: «Сегодня вечером ты не должен говорить, пока я тебе не скажу, понятно? И на время игры ты будешь обращаться ко мне: “Госпожа. Это ясно?»

Я дернула веревку и отступила назад, чтобы дождаться ответа. Помолчав немного, он промолвил с дрожью в голосе: “Да моя Госпожа.”

“Хорошо!” Признаюсь, что после его ответа я почувствовала облегчение и удовлетворение. Повернув к себе Джона, я подтолкнула его к кровати. Приятным сюрпризом для меня явилось то, что его член стоял так же твердо, как в ту ночь во сне…Взглянув на меня, он хотел что-то сказать, но я остановила его рукой.

В следующее мгновение я толкнула его спиной на кровать: “Тихо! Не разговаривать, пока я не скажу. Или ты хочешь, чтобы я заткнула тебе рот?”

У меня не было кляпа. Я даже не поняла, почему сказала об этом. Но в глазах его был загадочный блеск. Я провела руками по его бедрам. Он смотрел на меня с нескрываемым интересом, полностью сосредоточив на мне внимание. И я начала медленно раздеваться, открывая части своего тела: ягодицы, ноги, грудь, тугой живот – все было достаточно подтянутое. Наконец, я сняла трусики, показав свою киску. Джон беспомощно лежал на кровати и смотрел на меня.

“Скажи мне, что любишь меня”,- я говорила нежно, но вложила некую непристойность в свою улыбку. Джон нетерпеливо облизнул губы: “Я люблю тебя, милая.”

Я слегка нахмурилась и поджала губы: “Это не мое имя на сегодняшний вечер, помнишь?”

Джон покраснел: “Извините. Я люблю вас, Госпожа.”

“Так-то лучше.” Усмехнувшись, я села на другую сторону кровати. Джону пришлось вытянуть шею, чтобы следить за мной: “Ты хочешь сделать твою Госпожу счастливой сегодня вечером?”

Он кивнул: “Да Госпожа”

Мое колено уперлось в матрас: “И ты хочешь, чтобы твоя Госпожа была добра к тебе?”

“Да, Госпожа. Пожалуйста.”

Взгляд Джона был прикован ко мне, внимательный и словно загипнотизированный, исполненный желания…Я улыбнулась: “Покажи мне, как сильно ты любишь свою Госпожу. Послужи мне хорошо сегодня вечером”.

Я переместилась в позицию 69, коснувшись киской губ Джона. Но я не собиралась делать ему минет, только поместила голову достаточно близко к его члену, чтобы он мог ощущать мое горячее дыхание на своем возбужденном члене. В то же время я прижала бедра к его рту, убеждая его доставить мне удовольствие своим языком – сделать мне кунилингус.

Он не разочаровал. Не успела я лечь, как почувствовала теплую волну удовольствия, нахлынувшую на меня, когда его язык с энтузиазмом лизал мою киску. Джон проникал все глубже, стараясь почувствовать всю меня, в то время как член его возбуждался все больше. Он прижимал язык к клитору, посылая искры блаженства, бегущие вверх и вниз по моему позвоночнику. Прошло совсем немного времени, а мои стоны переросли в сильный крик…Я прижималась к его рту, катаясь на нем, получая огромное удовольствие, взорвавшееся, наконец, ярким оргазмическим блаженством. Снова и снова я впивалась в его язык, пока меня не пронзила внезапная мучительная чувствительность. Небольшая капля спермы просочилась из его кончика в спутанный клубок волос на его животе.

Я лежала на Джоне какое-то время, пытаясь восстановить дыхание, а затем я слезла с кровати. На дрожащих ногах я подошла к комоду и достала кольцо для члена и массажное масло.

«Ты хороший мальчик», – одобрительно сказала я и услышала вздох Джона (в этот момент я одевала кольцо на его член). Потом я осторожно провела пальцы вокруг его члена, чтобы почувствовать, как кровь сильно пульсирует под кожей, а затем наклонилась и нежно подула и поцеловала его уздечку.

«Такой хороший мальчик», – повторила я. Джон хотел что-то ответить, борясь с желанием подчиниться мне. Но в конечном итоге желание победило. Он глубоко вздохнул, а я посмотрела на него с торжествующей улыбкой.

«Хотелось бы, чтобы ты рассказал мне об этом раньше, мой хороший», – тихо сказала я, прикоснувшись губами к кончику его члена. «Если бы я знала, что могу сделать тебя счастливым, просто связав тебя и посидев на лице, я бы сделала это давным-давно. Обещай, что больше не будешь скрывать от меня свои фантазии, хорошо?»

Джон застонал, когда я снова засунула его член в рот. Но он ответил сдержанно: «Да, Госпожа», прежде чем получать удовольствие от моего языка, заставляющего его стонать и задыхаться. Я еще какое-то время посасывала его член, потом мне захотелось чего-то другого.

«Хороший мальчик», – сказала я, сев на него сверху. Он смотрел на меня в полном восхищении. Его член вошел в меня. Я почувствовала мягкое нажатие члена и жесткое резиновое кольцо. Я положила руки на его грудь и начала медленно раскачиваться, наклоняя бедра вперед, погружая его член глубже в меня. Вскоре мы стонали в унисон. Я предполагала, что это должно быть пыткой для Джона: он так любит прикасаться руками к моему телу, когда мы занимаемся любовью. Однако его напряженные стоны помогли мне убедиться в том, что это отвечало его тайным фантазиям. Ему понравилось то, что он был лишен инициативы и делал то, что хотела и говорила я.

“Черт …”, слово вылетело из его рта. Я была слишком захвачена подступавшим оргазмом, чтобы должным образом отчитать его. Понемногу я все ближе приближалась к оргазму, затем почувствовала, как Джон двигает бедрами вверх, пытаясь двигаться со мной в такт. Он предполагал, что я была близка к оргазму и старался изо всех сил, чтобы обслужить меня. Вскоре я почувствовала нарастание дрожи во всем теле – кульминационный момент оргазма. Я вонзила ногти в его грудь…И дрожь удовольствия пронзило мое тело.

Джон смотрел на меня с нежным трепетом. Мы лежали спокойно, его член был еще внутри меня. Мягко поцеловав Джона, я соскользнула с него. А когда легла на спину, то из меня начала вытекать теплая сперма. Я посмотрела на него с удивлением: “Ты кончил?”

«Извини», сказал он, вспыхнув, – Я не мог остановиться».

Я нежно улыбнулась: “Не извиняйся. Я собиралась продолжить медленную мастурбацию, но… …”

Он засмеялся и извинился еще раз. Его член уже начал опускаться: «Ты была такая горячая», – сказал он с застенчивой улыбкой, – Я никогда раньше не видел тебя такой. Я и не предполагал, что ты так можешь…»

« Я тоже , – не скрывала и я своей радости, – Но должна признать, что мне действительно это понравилось. И ты был возбужден сильнее, когда выполнял мои приказы».

«Спасибо, милая», – пробормотал он, но я снова его перебила, хотя на этот раз с дерзкой усмешкой: «А-а-а-а! Что я сказала по этому поводу? До тех пор, пока я не развяжу веревки, я для тебя Госпожа».

Джон засмеялся:”Верно. Извините за это, Госпожа” .

Я села рядом с ним, чтобы развязать веревку. Затем я обняла его и глубоко поцеловала в губы: «Я люблю тебя, Джон. Думаю, с мастурбацией придется подождать до следующего раза».

Он улыбнулся:”До следующего раза?”

Я кивнула.

Комментарии:

Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *