В подчинении трех девушек ч 3 БДСМ

В рабстве у сумасшедших девушек ч.3 БДСМ

Предыдущая часть: ч. 2 Ты наш

Темы рассказа: по принуждению, унижение, БДСМ, веревочный и ленточный бондаж, электрошокер

Госпожа Эмили озвучивает правила рабу

Оставшись один в комнате с Эмили, вполне милой блондинкой, я впервые подумал о побеге. Теперь, когда она в пределах досягаемости, я как-то смогу скрутить ей руки за спиной и заставить освободить меня от ошейника и наручников.

Поэтому в ожидании подходящей возможности я начал умолять: “Эмили, послушай, мы можем поговорить? Ты же знаешь, что не можешь так поступать? Я имею в виду, ты не можешь просто держать меня здесь. Моя семья и друзья будут переживать обо мне. А что будет с работой? Если я не появлюсь в понедельник, меня объявят в розыск. Ты правда думаешь, что тебе это сойдет с рук?”

Игнорируя меня, Эмили вытащила сумку из-под кровати. Она спокойно достала из сумки несколько веревок и положила их на пол передо мной. Увидев ее приготовления, я удвоил свои усилия, пытаясь убедить ее. Но едва ли я мог соображать разумно, не говоря уже о том, чтобы выдвигать убедительные аргументы: “Эй, стой! Ты что с ума сошла? Тебя арестуют, ты с ума сошла?! Клянусь, когда я выберусь отсюда…”

Я замолчал, с ужасом наблюдая, как Эмили достала из сумки тазер, включила его и сделала несколько пробных ударов электричества. Где, черт возьми, эта девушка взяла Taser?

“Я объясню тебе правила, – спокойно сказала она, – Джули уже сказала: ты теперь раб. И как раб, ты будешь следовать определенным правилам. Первое правило гласит: не разговаривай, пока тебе не разрешать говорить. Ты понимаешь это правило, раб? Не говори, просто кивай да или нет.”

Я медленно кивнул.

“Хороший мальчик, – сказала она, – Второе правило: когда ты будешь говорить, ты будешь обращаться только “Госпожа”. Я Госпожа Эмили, а мои подруги – Госпожа Джулия и Госпожа Мелани. Ты понимаешь это правило, раб? На этот раз я разрешаю тебе говорить.”

Неподчинение раба – третье правило

Мое лицо горело от стыда: эта физически слабая девушка разговаривала со мной, как будто я был маленьким мальчиком, словно владела мной. Это было слишком. Я не назову ее Госпожой.

“Пошла на хуй,- плюнул я, – Я не играю по твоим глупым правилам. Отпусти меня нахуй отсюда, я хочу со всем этим покончить”

«Какое разочарование, – протянула Эмили, – Это подводит к последнему пункту. Если ты не подчиняешься правилам или просто делаешь то, что нам не нравится – ты будешь наказан. И ты только что заслужил свое первое наказание. Я обещаю тебе, когда ты получишь наказание, ты пожалеешь, что говорил так со мной”

“Кроме того, – продолжила она, – ты только что заслужил свой первый шок от этой неприятной игрушки.”

Она прижала лазер к моему лицу, послав несколько искр из его наконечника. Я отшатнулся в ужасе.

“Это не наказание. Ты получишь его позже, и тебе оно понравится гораздо меньше. Нет, электрошокер – это просто инструмент быстрого подчинения. Через пару минут я начну связывать тебя. И если ты будешь сопротивляться мне, будешь получать шокером. Удар, который ты получишь сейчас, будет на “низком” уровне. Просто, чтобы попробовать, как это работает”

“Пожалуйста, не надо шокера”, – скулил я. “Теперь я понял. Прости, что я оскорбил тебя, я просто потерял самообладание. Пожалуйста, не надо шокера”

“Как быстро мы забываем правила, раб. Как ты должен обращаться ко мне?”

Сглотнув то, что осталось от гордости, я опустил голову и прошептал: “Госпожа”.

“Именно так. Хочешь попробовать еще раз?”

“Пожалуйста, не надо шокера… Госпожа.”

“Намного лучше. Но, к сожалению, мне всё равно придётся ударить тебя шокером. Ты должен понять, что произойдет, если ты будешь сопротивляться мне. В любом случае, ты уже заслужил это за свои слова”

Я не мог никуда деться. Она прижала холодные металлические наконечники электрошокера к обнаженному животу. Через секунду я ощутил отвратительный толчок в теле. Я невольно ударился о наручники. Сталь врезалась в запястья и лодыжки, а ошейник – в шею. Наконец, я смог снова встать на ноги. Как ни странно не было ожидаемой боли. Но то, что я не предвидел, было ужасное, неописуемое, неприятно ощущение в желудке. Я никогда этого не испытывал. Шок длился всего секунду, но меня тошнило гораздо дольше.

“Просто радуйся, что я не Джули”, – сказала Эмили, видя как я отходил от элетрошока, – Она настоящий садист. Уж она бы придумала гораздо более болезненные и творческие методы подчинения, если бы связывала тебя сейчас. Конечно, у нее будет шанс использовать тебя, как ей заблагорассудится. Теперь ты будешь хорошим рабом, пока Госпожа Эмили связывает тебя?”

Чувствуя, что меня может вырвать, я кивнул, не имея сил произнести хоть слово.

Госпожа Эмили делает бондаж

“Отлично. Мне интересно, раб, тебя когда-нибудь связывали?”

“Нет… Госпожа, – сказал я

“Ты уверен в этом, раб? Даже в детстве во время игр? Подумай, прежде чем ответить. Если я заподозрю, что ты мне врешь, ты снова получишь электрошокер”

“Кажется, раз или два, когда был ребенком. Но это было шутки ради. Ничего серьезного”.

Эмили внезапно ударила меня по лицу.

Кляп

“Я прощу это пока, но тебе лучше запомнить правила обращения ко мне, иначе ты будешь неприятно удивлен. Тебе когда-нибудь затыкали рот?”

“Н-нет… Госпожа.”

“Идеально. Это значит, что я буду первым человеком, который запихнет что-то в твой рот, – Она дрогнула с нетерпением, – Мысль об этом возбуждает”

Она вернулась к кровати и вытащила из-под нее маленькую стремянку. Поставив ее передо мной, она вернулась к сумке и достала то, что я опознал как шаровой кляп. За исключением того, что на нем было гораздо больше ремней, чем я видел раньше.

Поднявшись по стремянке, чтобы встать лицом к лицу со мной, она приказала: «Открой рот, раб».

Всё ещё испытывая ужас от электрошокера, я смиренно подчинился. Я не хотел, чтобы мне заткнули рот, но не выдержал бы еще одного удара шокером.

Эмили вставила мне кляп в полость рта. Моя челюсть напрягалась, чтобы вместить большой шар. Потом она пристегнула один ремень к затылку, затянув его, а другой – по сторонам носа. А третий ремень – под подбородок. Она жестко затянула его, ремни врезались мне в подбородок. Столь сильное давление заставило меня укусить противный шар. Она спустилась с лестницы.

Я попытался двигать мяч языком, пытаясь избавиться от дискомфорта. Но не смог. Однако Эмили все еще не была удовлетворена. Она поставила стремянку позади меня. Я почувствовал, как она туже затягивает ремни кляпа.

Если раньше мне было неудобно, то теперь мне оставалось только предполагать, как долго я смогу выдержать это невыносимое давление. Ремни резали мне щеки и болезненно давили по всей голове. Мяч втолкнулся глубоко в рот, и меня начало тошнить. Это вызвало быстрое слюноотделение. Вскоре по подбородку тек поток слюны, часть которой стекала на пол передо мной, струилась по шее и груди, вплоть до моего пупка.

Я испытывал унижение, связанное с невозможностью это контролировать. Покрываться собственной слюной было тяжелым испытанием. Я старался изо всех сил работать челюстью и толкнуть мяч языком, но ремни были жесткими. Мяч прочно закрепился во рту.

Эмили отошла и посмотрела на мой беспомощный вид.

“О, мне это нравится. Это просто. Не хотелось перегружать тебя с самого начала. Но скоро мы займёмся более тяжёлыми вещами, не волнуйся.”

Я качал головой и, как только мог, напрягался, чтобы показать дискомфорт. Но Эмили не замечала это.

Связывание запястий и локтей

Она наклонилась, подняла моток веревки и встала с боку. Я слышал, как один конец веревки упал на пол, когда она разматывала ее. Потом она обернула веревку вокруг запястий, чуть выше металла наручников. Эмили пять-шесть раз обхватила запястья петлей и дважды провела веревкой через небольшое оставшееся пространство между запястьями, крепко прижав ее к запястьям. Мои запястья теперь были плотно прижаты друг к другу – гораздо крепче, чем их держали наручники. И, хотя веревка была милосердно мягкой, она, тем не менее, не позволяла двинуть руками. Я беспомощно взмахнул руками вверх по веревке, но узел был вне досягаемости.

“Давай, подвигай пальцами, раб, – дразнила Эмили, – Наслаждайся, пока можешь. “Скоро я отниму у тебя свободу.”

Со скучающим видом она взяла другую веревку. На этот раз я почувствовал, как она расположила веревку чуть выше моего правого локтя, затем левого. А потом несколько раз свободно обернула ее вокруг обоих. До этого момента локти оставались на относительно удобном расстоянии друг от друга, лишь чуть ближе друг от друга, чем обычно, из-за веревки вокруг запястий. Теперь Эмили прижала одну руку к верхней части спины, а другую сильно потянула за свободный конец веревки. В результате локти сблизились на спине. Боль пронзила мои плечи. Я закричал сквозь кляп, размазывая вокруг него слюну.

«Тише», – отругала Эмили, хотя я продолжал ныть от боли.

Она продолжала быстро. Все еще не удовлетворенная, она поставила одну ногу на мой зад и снова потянула за свободный конец веревки, на этот раз потянув ее всем весом. Разрыв между моими локтями сократился, вероятно, до 20 см. Удерживая мои локти в этом мучительном положении, Эмили быстро обернула оставшуюся веревку и закончила, крепко сжав ее. Когда она отошла, мои руки были надежно зафиксированы.

Это было невыносимо: мои плечи не выдерживали такого напряжения. Когда Эмили сказала, что собирается связать меня, я представлял себя только беспомощным и неподвижным. Никогда бы не подумал, что это может быть так больно. Я мог потерять сознание, если бы она не ослабила веревки на локтях в следующую минуту. Мои приглушенные визги усилились. И я бился, как только мог, в своих узах.

«Я сказала, тише»,- сказала Эмили, не реагируя на мою панику. Вероятно, чтобы “привести меня в чувство”, она нанесла пять сильных ударов по каждой из ягодиц.

Но боли было слишком много. Я продолжал визжать и корчиться в своих узах.

Унижение раба во время бондажа

“Я понимаю, что это тяжело,- сказала Эмили позади меня, – Но лучше возьми себя в руки. Будь спокойней и прекрати дергаться. Иначе я вынуждена буду снова использовать электрошок”

Даже в тумане боли и паники я осознал опасность этой угрозы. Я дико покачал головой из стороны в сторону и перестал дергаться.

«Так то лучше», сказала Эмили, снова обойдя меня.

«Посмотри на меня, – приказала она, – Теперь ты успокоишься и будешь хорошим мальчиком, пока я не закончу связывать тебя?”

Я неохотно кивнул.

«Я желаю услышать, как ты это говоришь».

Сказать это? Мне заткнули рот. Я махал головой и шевелил губами вокруг кляпа, пытаясь показать, что ничего не могу сказать. Эмили угрожающе придвинулась и крепко взяла мои яйца. Я перестал двигаться.

«Раб, я хочу услышать, как ты говоришь:« Да, я буду хорошим мальчиком, Госпожа ».

« Эфхх »

Эмили засмеялась: «Хорошо, ты учишься. Теперь я хочу услышать, как ты говоришь:« Пожалуйста, связывайте меня дальше, Госпожа Эмили ».

Она крепко держала мои яички, ожидая, пока я подчинюсь.

Сильно униженный, отупевший от сумасшедший от боли, я смог издать следующие звуки: «Ээээээээээээээээээээээээээ»

Мои жалкие попытки говорить привели к тому, что я бесконтрольно выделял свежие порции слюны. Я впервые ощутил надлом. Ведь я почти 24 часа стоял на одном месте с ошейником и цепью на шее, страдал от ледяной воды. А теперь мой рот набит резиновым шариком и зафиксирован ремнями, сжавшими лицо и голову, мои локти скручены. И мои плечи просто ломит от боли. Теперь эта слабая девушка заставила меня плакать. Слезы струились по моему лицу. Почти сразу потекли сопли из носа и повисли там. Я даже не мог вытереть нос!

Издеваясь над моим положением, моя мучительница размазала своей рукой сопли и слюни по всему лицу. Это добавило отчаяния, усилив мой плач. Я был рыдающим, слюнявым, сопливым, жалким.

Тейпирование пальцев

Эмили отступила назад, истерически смеясь, и осмотрела на меня. Потом самообладание вернулось к ней. И она, как будто ничего не произошло, все еще слегка посмеиваясь, потянулась обратно в ужасную сумку и вытащила шесть черных рулонов клейкой ленты .

«Пора отнять эти непослушные пальцы. Теперь будь хорошим мальчиком, сожми руки в кулаки и держи их вот так».

Я просто не мог поверить в происходящее. Слишком эмоционально и физически избитый, я утратил способность соображать и допустил ошибку. Я стал сопротивлялся, качая головой взад-вперед и начал выпрямлять пальцы, чтобы показать Эмили, что больше не могу и не буду.

Эмили только раздраженно вздохнула и вынула тазер из своего кармана. Прежде чем я попытался попросить ее не делать этого через кляп, она прижала металлические кончики к моему животу и выстрелила. Второй раз было еще хуже, чем первый, так как теперь я был гораздо более неподвижен. В результате, бесконтрольно дергаясь, я задохнулся. Ведь я был практически в подвешенном состоянии. Я долго не мог встать прямо. Каким-то чудом меня не вырвало.

«Тебе придется научиться делать то, что я тебе говорю. Или будет оочень неприятно. А теперь сожми руки в кулаки».

Конечно, я сделал это .

Я был удивлен. В следующий момент Эмили сняла наручники.

«Нам они больше не нужны», – сказала она.

Однако этот незначительный акт милосердия не принес мне никакого облегчения. С моими руками, так тесно связанными в веревке, я давно перестал замечать, что наручники все еще были там.

Продолжая сжимать кулаки, я почувствовал, что Эмили положила полоску липкой ленты прямо над костяшкой пальца на правом указательном пальце. Она плотно обернула ленту вокруг всех четырех моих согнутых пальцев, большого пальца и, в конце концов, всей моей руки. Эмили напевала, пока работала, а я просто слюняво пускал слюни по шаровому кляпу. Она повторила процесс на левой рук и отошла полюбоваться своей работой.

У меня руки покрылись сплошной черной лентой. Я едва мог согнуть пальцы, с большим усилием, и это все. Это было совершенно новое состояние неподвижности, о котором я и представить себе не мог. С каждым новым витком рабства я чувствовал, что теряю способность сопротивляться. Воля и собственное достоинство постепенно покидали меня. Я не был создан для этого. Да и сомневался, что кто-то смог бы все это выдерживать.

“Это выглядит очень сексуально”, – сказала Эмили. “Теперь твои руки совершенно бесполезны. У тебя даже рук больше нет, они больше похожи на лапы. Дай-ка я посмотрю, как ты размахиваешь своими бесполезными лапами”

Я посмотрел на нее сквозь паутину ремней. Она серьезно?

“Выполняй!, – подтолкнула она, – Я сказала, хлопай своими тупыми лапами. Тебе нужна мотивация?”

Я закрыл глаза, из них полились свежие слезы. Я замахал своими плотно склеенными кулаками.

“О, это было так мило. Ладно, пора заканчивать. Ты будешь рад новой веревке, раб?”

Связывание ног

Не дожидаясь моего ответа, Эмили размотала еще один моток веревки и начала обертывать ее вокруг лодыжек, прямо над наручниками. Она воспользовалась еще четырьмя мотками веревки, плотно обертывая и прижимая лодыжки, голень, будра. Эмили использовала тот же узел и метод, что и при связывании рук. Наконец, она сняла наручники с моих лодыжек. Когда она закончила, мои ноги были крепко зафиксированы вместе.

Я стоял как карандаш прямо под цепью, соединяющей меня с потолком. Единственное, что я мог сделать, это покачать головой (только немного ограниченной ошейником), согнуться в талии (опять же, насколько позволял ошейник), повернуться частично из стороны в сторону, хлопать кулаками, склеенными клейкой лентой и немного шевелить ногами. О, и еще я мог моргнуть, помахать губами вокруг шарового кляпа и помахать пальцами ног. И двигать пальцами ног, увы, как оказалось временно…

“Ну вот мы почти закончили. Ты готов освободиться от ошейника?”

Я энергично кивнул: слюни, висящие у меня на подбородке, потекли быстрее. Снова используя стремянку, Эмили открыла замок, прикрепляющий мой ошейник к потолочной цепи. Даже в своем жалком состоянии я почувствовал некоторое облегчение, поскольку моя шея больше не была подтянута вверх. Но я не посмел пошевелиться, опасаясь, что упаду вперед лицом.

Тайпирование пальцев ног

“Разве это не здорово? Но без ошейника ты не устоишь. Хорошо, я положу тебя на пол, ты готов?”

Я снова кивнул головой. Крепко держа меня за связанные плечи, Эмили опустила меня на пол на живот. Это было чудо. Во время всех мучений я почти перестал замечать боль в ногах, стоя на месте почти 24 часа. Но теперь они могли отдохнуть, и это было так приятно. Конечно, облегчение длилось всего несколько секунд. Я снова почувствовал много другой боли, вызванной жестокой кабалой.

Эмили осматривала меня, проверяя надежность веревок. Кое-где она их подправила.

“Я не знаю, но что-то не так. Ты выглядишь немного… асимметрично, – она продолжала наблюдать за мной, – Я знаю, что тебе нужно.”

Стараясь смотреть вверх с лежачего места, я с ужасом наблюдал, как она рылась в сумке и достала еще шесть рулонов черной ленты.

«Нам тоже нужно сделать с ногами, чтобы достигнуть симметрии. Мне нравится милый вид твоих склеенных рук, и я хочу сделать тебе подходящие маленькие пинетки “.

Она опустилась на колени рядом с моими ногами, и вскоре я почувствовал, как она обматывает полоску липкой ленты вокруг ноги.

«Согни пальцы ног», – приказала она.

Я усвоил урок и выполнил все без возражений. Одной рукой она держала мои пальцы в согнутом положении, а другой начала плотно обматывать их изолентой. Затем она продолжила спускаться вниз по стопе, вокруг пятки, и закончила, завернув немного на лодыжку, до веревки. Лента сжимала мои ступни и пальцы на ногах все сильнее от новых прокручиваний. Моя правая нога была затем заключена в ленту таким же образом.

Связанный на полу беспомощный перед девушкой

“Вау,- сказала Эмили. -Это выглядит потрясающе. Я не могу поверить, что это действительно происходит, я так давно мечтала об этом. Мы получили тебя, мы действительно получили тебя! Взрослый мужчина, полностью связанный и беспомощный, и ты весь наш. Я никогда не думала, что это действительно случится, но посмотри на себя! Ты совершенно беспомощен. Я могу сделать с тобой все, что захочу, и ты не в силах остановить меня».

Эмили села на пол, спиной к стене. Она сняла брюки и начала стимулировать свой клитор. Закрыв глаза, она яростно мастурбировала. А затем снова открыла глаза, глядя на меня голодным взглядом. 

Вчера это бы меня возбудило. Но так это было похоже на еще одно унижение, еще один способ показать ее полное господство над мной. Ведь она свободно мастурбировала, когда я лежал совершенно неподвижно на полу, испытывая сильный дискомфорт. Наблюдение за ней напрягало мою шею, и я опустил голову, вынужденный смотреть на лужу слюны, которую я теперь создавал на полу перед собой. Наконец, я услышал, как она кончила с громким выражением удовольствия.

«Это было так хорошо, – вздохнула она, – Я еще повеселюсь с тобой. Это только начало. У меня так много планов на тебя, мой раб. Но не все сразу. Сейчас пора поесть и попить”

Я с облегчением услышал это, хотя не мог понять, почему она старалась так тщательно связать меня, если теперь собирается накормить. Мне нужны руки, чтобы поесть.

“Скоро вернусь”,- сказала она и ушла.

Продолжение ч. 4 муки

Возможно, вам понравится знакомый БДСМ-фильм Внезапный удар

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *