Раб младшей сестры. Часть 1

Раб младшей сестры. Часть 12

Темы рассказа: фемдом инцест

Этого я не ожидал…

И я продолжал жить так сказать “в рабстве”. Иногда это было “счастливое рабство”, когда я получал подлинные удовольствия. Но временами я грустил о своей “свободе”. Когда я тайком дрочил на трусики сестры, никто не знал ЭТОГО обо мне. Теперь, когда все тайное стало явным, сестра заходила все дальше. В тот вечер я услышал что-то невообразимое…

Я мыл посуду на кухне. Мама только что поужинала и ушла к себе. Был вечер будничного дня. Сестра сидела за столом со своим телефоном, как вдруг окликнула меня.

“Слушай ты, я тут подумываю, как с тобой поинтересней позабавиться…”, – она рассматривала что-то в телефоне.

Я с волнением повернулся к ней. Не всегда ее “забавы” доставляли мне удовольствие, но все же это бывало и незабываемо…

“Вчера я показала твои фотки своей подруге, ну и…рассказала ей кое-что, а она, в свою очередь, рассказала все это еще одной нашей подруге…Так что теперь в твою тайну посвящены не только мы с мамой…”, – она вызывающе рассмеялась, откинувшись на спинке стула. Одну ногу сестра забросила на спинку стула.

Я почти перестал дышать, когда это услышал. Потом словно озноб по телу…Глубоко вздохнув, я старался восстановить дыхание…

Сестра внимательно смотрела на меня: “Я вижу, тебя это беспокоит…Это хорошо…Так вот я это к чему…В общем, девочки хотят позабавиться вместо со мной. Я решила не говорить об этом маме. Мы устроим наше развлечение, когда ее не будет дома. В эту субботу мама встречается с подругами. С обеда ее не будет дома, так что у нас будет куча времени…Девочки придут. И уж мы придумаем, как тебя “использовать”. Я им кое-что рассказала…Но может мы придумаем и что-то новенькое”, – она саркастически рассмеялась.


Я же в ответ стал сжиматься, как будто стал ниже ростом. Мне стало страшно…Как не хотел я и как не приятно мне было находиться в рабстве у сестры, когда дело касалось ее подруг…Ее старший брат и вдруг в такой роли. Я хорошо знал ее подруг…Как я предстану перед ними в новом статусе??? Меня охватил ужас…

“Я вижу, что ты обрадовался. Иди к себе комнату и помечтай о том, что мы с тобой сделаем…”, – сестра откровенно издевалась надо мной.

На ватных ногах я пошел к себе в комнату, а сестра продолжала смеяться. Когда я выходил из кухни, раздался звонок ее телефона. Я задержался в коридоре, чтобы услышать, с кем она будет разговаривать.

“Привет, Алена! Вопрос решен, мой говнюк-братец будет рад стать и вашим рабом в эту субботу…”

Я не стал слушать, что она скажет еще. Сердце колотилось, мне было трудно дышать, я испытывал нешуточную панику. Когда я лег в постель, мне было страшно…В эту ночь я плохо спал. А в ожидании субботы паника преследовала меня постоянно…

Моя сестра и ее подруги

Настала суббота, и я ждал своего “приговора”. Когда мама ушла в обед, сестра приказала мне одеть те самые розовые трусики, с которых все началось. Под трусиками было устройство целомудрия. Сестра одела на меня ошейник нашей собаки и взяла поводок. Я должен был встречать ее подруг в прихожей, где был и наш пес. Я встал на четвереньки и опустил голову. Когда раздался звонок в дверь, я готов был провалиться под землю…

Сестра радостно приветствовала подруг – Алену и Вику. Они расцеловались. Все это время сестра держала в руках поводок.

“Я смотрю у тебя появился еще один пес! Только он нам как будто не рад, чего не скажешь о Джиме”, – рассмеялась Алена, погладив собаку.

Действительно в это время Джим скакал и приветствовал гостей, а я как будто замерз от страха. Но когда я услышал замечание Алены, я взглянул на сестру, и по ее недовольному лицу понял, что мне надо делать. Я подпрыгнул, подполз к ногам Алены и лизнул ее туфлю.

“Ох ты, ну ты его и выдрессировала!”, – воскликнула Алена. А я тем временем лизнул туфлю Вики.

“Вы еще и не такое увидите. Мой братец сделает все, что угодно по щелчку моего пальца!”, – самоуверенно заявила моя сестра.

“Так уж и по щелчку?”, – позволила себе усомниться Вика.

“Увидите, а пока пойдем к столу! Все накрыто в гостиной!”.

Девушки прошли в гостиную и сели за стол. Они принесли с собой вино и собирались выпить. Я занял свое место там, куда меня подвела и оставила сестра. Она привязала поводок к ножке столика. Я вынужден был сидеть в собачьей позе, но это меня устраивало. Хоть бы они поменьше обращали на меня внимание. Я все также хотел провалиться под землю от стыда.

Девушки выпили вина и стали вести себя куда свободнее. Они смеялись, болтали. Наконец, Алена сказала сестре: “Ты обещала, что сегодня твой брат сделает все, что мы только пожелаем…”

“Да, он у меня может доставлять удовольствие…орально, его можно побить в свое удовольствие, для нашего развлечения есть страпон (этому придурку многое нравится). Вы только представьте, что он возбуждается, когда лижет грязную жопу…”, – сестра громко рассмеялась.

“А еще???”, – подстекала сестру Вика.

“Я научила моего брата-говнюка умываться в унитазе, ну насала на него в ванной. Вы только представьте, он потом обоссанный пошел к себе в комнату…”, – сестра ппродолжала издевательски хихикать.

Все, что она перечисляла, я как бы переживал в воспоминаниях. И член зашевелился. Да, ее “забавы” возбуждали меня.

“А еще, девочки, вы заметили, что он ходит в устройстве? Это чтобы он не дрочил. Но он может подрочить в вашем присутствии, если вы захотите. Это моему говнюку даже за радость. Я сама бы в это не поверила, если бы не видела это неоднократно своим глазами: он возбуждается, когда я его унижаю! Ну что вы на это скажете?! В общем, что я только с ним не выделываю, а ему это нравится!!!”.

Сестра остановилась и налила еще вина.

“Так, очень даже интересно…Говнюк, подойди ко мне!!!”, – скомандовала захмелевшая Алена.

“Пускай ползет!”, – поправила сестра.

Я отцепил поводок и пополз к ним.

Подруги развлекаются

“Сними трусики!”, – приказала Алена.

Я снял трусики. Три пары девичьих глаз смотрели на мой член в устройстве. От такого внимания он задергался сильнее и стал больно давить.

“Ну видите, я же вам говорила. Он уже возбуждается. Вон смотрите!”.

“А можно это снять?”, – спросила Вика.

Сестра достала ключ и открыла устройство. Когда я снял устройство, то почувствовал боль. Я был порядком возбужден. Член-предатель стоял вертикально, хотя я бы предпочел, чтобы в этот момент он не выражал какого-либо восторга вниманию трех девушек.

“Попрыгай на месте, покрутись!”, – приказала, смеясь, Вика.

Я стал подпрыгивать, и член подпрыгивал вместе со мной. Девушкам это понравилось. Вика достала телефон и хотела сфотографировать, но сестра остановила ее: “Это только моя собственность и только я могу его фотографировать!”. Я облегченно вздохнул, иначе мои фотки мог увидеть кто угодно.

“Ограничения касаются только фото. В остальном он сделает для вас все, что вы скажете. Я это гаранитирую!”, – распалилась сестра.

Я все еще продолжал подпрыгивать. “Да хватит уже, остановись!”, – скомандовала сестра. Я встал, приводя в порядок дыхание.

Неужели они на такое способны?

“Давайте унизим его как следует! Мне один парень-козел так насолил, что я готова смешать его с грязью! Но не могу, вынуждена терпеть!”, – пожаловалась Алена.

“Представь, что мой братец – тот парень. Что бы ты с ним сделала?”, – спросила сестра.

“Заставила бы землю жрать!!! Смешала бы с грязью!!! Насрала бы на него!!!”, – стала горячиться распалившаяся от вина Алена.

Я заморгал глазами. Алена смотрела на меня с такой ненавистью и презрением, как будто я на самом деле был тем парнем, которому она хотела отомстить. Взгляд у нее был такой жесткий.

“Почему бы и нет??? Давайте все втроем обосрем этого говнюка. Не зря же я его называю “говнюк”! Пускай соответствует своему прозвищу!”, – сказала сестра. В ее голосе были такие жесткие нотки.

Мне стало страшно. Сегодня они сделают из меня “козла отпущения”. В их глазах я читал ненависть.

“Вика, что ты об этом думаешь?”, – спросила Алена. У меня была надежда, что Вика не согласится.

“Я тоже ненавижу одного парня…И очень хотела отыграться…Только вдруг я не захочу по-большому…”, – заявила Вика, лишив меня всякой надежды.

“Ну тогда устроим моему говнюку групповой туалет!!! Ешьте чернослив, это отличное слабительное. Единственное, где это сделать? Комната прованяется. Давайте пойдем в туалет!!! Только хочется допить и писать ужасно хочется!”, – сказала сестра.

Она посмотрела на меня и вдруг сказала: “Ложись на спину!”

“Туалетик” для девушек

Я лег, не понимая, к чему она клонит. Сестра подняла юбку, сняла трусики, присела надо мной и прицелилась.

“Смотри, говнюк, если что-то не поймаешь, будешь слизывать с пола!”, – сестра стала писать мне прямо в рот. Я едва успевал глотать. Мочи она накопила много. Часть пролилась по лицу. Она поднялась и натянула трусики. Ее сладкая киска мелькнула только на мгновение. Как же я хотел ее попробовать. И я чувствовал возбуждение к своему большому конфузу. Я привстал и посмотрел на ее подруг. Их видимо позабавило такое зрелище.

“Я просто хотела еще попить вина, в туалет пойдем позже…Не терпеть же мне, когда есть “ходячий” туалет?”, – сестра смеялась, девушки рассмеялись в ответ.

“Я тоже хочу в туалет!”, – сказала Вика.

“Тогда воспользуйся нашим “ходячим” туалетом!”, – предложила сестра.

Я снова лег на спину. Вика сняла трусики, присела и сделала свое дело мне в рот. Я старался изо всех сил, но часть мочи пролилась. Сестра заметила это.

“Вылижи! Вылижи это с пола!”, – я встал на четвереньки по-собачьи и стал лизать пол. Вдруг я получил пинок под зад, но попало по яйцам. Я взвизгнул от боли и стал тереть яйца. Девушки хохотали и потешались надо мной. Я еще не испытывал такого унижения, но все равно был возбужден.

Девушки продолжали пить вино, и скоро я стал “туалетиком” для Алены…Мне страшно хотелось пить после мочи, но девушки не спрашивали меня, что я хочу, а сам я не решался попросить, вынужденный терпеть.

Они еще по разу “воспользовались” мной, как “ходячим туалетиком”. Я уже сам страшно хотел в туалет.

Мучаясь от нужды, я взмолился: “”Принцесса, извините, что отрываю вас, но позвольте мне сходить в туалет, нет больше сил терпеть!”.

Сестра позволила, я помчался в туалет бегом, а девушки хохотали мне вслед. Я быстро сделал свое дело и вернулся в гостиную. Девушки допили вино и встали.

“Пойдем в туалет, там ты получишь то, что заслужил!”, – сказала сестра.

Я с мольбой вскинул на нее глаза, но ничего не сказал.

Групповое копро

“Все хотите по-большому?”, – спросила сестра. Те несколько часов, что девушки сидели в гостиной, они ели чернослив. Это специально.

Мы вошли в туалет. Я очень волновался. Но как ни странно паника, которая мучила меня несколько дней, прошла совсем. Я был готов стать “козлом отпущения”.

“Ложись на пол! Уберешь тут потом все!, – приказала сестра, – Кто будет первой?”

“Я, я хочу, я явно переела чернослива, так я хотела насрать на этого говнюка!”, – это была Алена. Вино не смягчило ее – ее глаза пылали гневом.

Я лег на пол. Алена сняла трусики, прицелилась. С нее полилась моча. Я старался ловить ее и тут увидел, как из ее сморщенного ануса лезет коричневая какашка. Рот сам стал закрываться. Сестра наблюдала, заметила это и крикнула: “Открой рот, говнюк! Пора тебе стать настоящим говнюком!”.

И я принял свою “судьбу”. Какашка упала мне на рот и нос, и я стал слизывать вонючую массу. Это было так отвратительно! Возбуждение спало! Сестра и Вика смеялись. Алена тоже посмотрела на меня и засмеялась, потом снова прицелилась и вылила мне на лицо мочу и снова из ее ануса вылезла еще одна какашка. Я шевелил губами, лизал, сосал, но моча и гавно размазались по моему лицу.

“Он мог бы вылизать тебе задницу вместо бумаги, но боюсь, что он вымажет тебя!”, – засмеялась сестра. Алена встала, вытерла себе задницу и одела трусики. Я же был сосредоточен на том, чтобы проглотить хотя бы то, что было у меня во рту. Вонючая масса пропитала мне рот и нос…

“Кто следующий?”, – спросила сестра.

“Я только писать хочу!”, – сказала Вика.

“Давай!”.

Вика сняла трусика и пописала мне в рот. Она старалась потужиться, но не смогла к моему счастью, хоть что-то выдавить из себя. Ее моча промыла мне рот, стало немного полегче.

Оставалась еще моя сестра.

“Ну я не подкачаю, говнюк! Сейчас ты станешь настоящим говнюком!”. Она присела надо мной, и практически мгновенно “выдала” поносную жижу, которая затопила мне рот, нос, все лицо. Я поперхнулся, закашлялся, но куда я мог деться! Скоро я получил вторую порцию поносной жижи, а потом третью. Сестра обосрала меня по-настоящему!

“Меня всегда расслабляет чернослив!”. Я едва услышал ее. Затопленный ее мочой и жидкими каловыми массами, я был “раздавлен”, унижен, уничтожен. Я и правда “почувствовал” себя говнюком.

“Ладно, пускай говнюк тут обтекает, а мы пойдем. Вы довольны, девочки?”, – спросила сестра.

“Более чем, мы смешали его с говном!”, – засмеялась Алена.

“Уберись тут и приходи в гостиную!”, – приказала сестра.

Девушки ушли. Я повернулся на бок, потом приподнялся, открыл воду и стал отмываться, потом вымыл пол. Меня “смешали с говном”. Я теперь “настоящий говнюк”. Мне хотелось плакать от жалости к себе. Когда я зкаончил, я пошел в гостиную.

Утешительный приз

“Я рассказала девочкам, с чего у нас все началось, и они решили сделать тебе подарки!”, – более миролюбиво сказала сестра.

Алена и Вика стянули свои трусики. Я на мгновение смог полюбоваться их розовыми юными кисками. Они бросили трусики к моим ногам.

“Это тебе!”, – сказала Алена.

Я нагнулся и поднял трусики. Одни были розовые, но не такие как у сестры. А другие ярко-красные стринги.

“Ты можешь понюхать их и подрочить!”, – сказала сестра.

Я притянул трусики к носу – сначала одни, потом другие. Как они чудесно пахли! Девушки возбудились, когда унижали меня. От запахов их кисок я возбудился. И я нюхал их трусики без всякого стыда, а потом стал дрочить. Очевидно, это было отличное зрелище, девушки хлопали в ладоши. Но я был как в тумане и едва слышал их…

Потом меня отпустили к себе в комнату. В тот вечер я не мог забыть запах и вкус каловой массы у меня во рту, но рядом со мной на подушке лежали мои подарки – трусики подруг сестры. А ради них стоило стать и “козлом отпущения”, и “настоящим говнюком”…

Комментарии:

2 комментария

  1. с нетерпением жду часть 12
    Можно на этот часть тема копро семейный туалет унитаза

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *