Цепочка на яйца с женой

Полный контроль: крепко держа за яйца

Темы рассказа: бондаж, боллбастинг, принудительный секс

Выискивая повод…

Это был долгий рабочий день, когда Камилла откровенно скучала в офисе, так как не могла сосредоточиться на работе. Ее преследовали сексуальные фантазии. Наконец, она была дома и теперь сможет удовлетворить их на своем парне. Настроение у нее было прекрасное. Она облизнула губы в предвкушении…

Павел был дома. Он двинулся к ней навстречу…Но внезапно остановился, обратив внимание на ее одежду. Через ее внешне деловой костюм так и просвечивала сексуальность: прозрачная блузка, делающая акцент на высокой груди, мини юбка, черные чулки на стройных ногах и туфли на высоких каблуках…

Он поцеловал ее. Камилла спросила, чем он тут занимался, проходя между тем в кухню… Мойка была завалена грязной посудой. Это был прекрасный повод начать удовлетворять свои фантазии.

Камилла среагировала мгновенно, ударив его по яйцам. Он даже не успел сообразить. Павел быстро согнулся, получив внезапную сильную боль.

“Что, больно?”, – крикнула она игриво. Было и правда больно. Павел буквально задохнулся от боли и ошеломления. Несколько секунд он не двигался. Камилла действовала быстро, не позволяя ему опомниться. Она открыла ящик стола, достала наручники, стянула с него футболку и застегнула за спиной наручники. Все случилось за считанные мгновения. Павел не сопротивлялся, настолько он был удивлен. Камилла быстро пошла за сумкой с девайсами и достала что-то оттуда. Павел не мог рассмотреть, что это было.

Камилла вернулась. Павел, наконец, пришел в себя после удара по яйцам, пошевелил зафиксированными за спиной руками и подал голос: “Что ты такое делаешь?”.

Крепко держа за яйца…

Камилла придвинулась к нему, игриво подтолкнув, провела рукой по его промежности, дотронулась до члена сквозь джинсы. Член постепенно стал увеличиваться. Камилла водила своими пальчиками вверх-вниз по члену, потом крепко обхватила яички. Это было не больно. Павел разволновался, в то же время и Камилла почувствовала волнение внизу живота и покалывание между ног. Она еще крепче сжала яички.


Павел чувствовал боль в яйцах, но терпел, шевеля зафиксированными в наручниках запястьями. А Камилла между тем постанывала, сжимая яйца все сильнее: “Прекрасно, твои яйца чувствуют меня…”. Она не сводила глаз со своего физически сильного парня, но держала его в руках в буквальном смысле слова – крепко держа за яйца. Прекрасное ощущение! Ей это нравилось – полный контроль над его яйцами. Камилле нравились его яйца – большие и красивые и теперь в ее власти. Он испытывал боль, и в его глазах она вскоре прочитала беспокойство. Но Камилла только усилила давление. Павел не мог больше удерживаться на ногах, опустился на колени, испытывая гремучую смесь удовольствия и боли.

Девайс зажим  для яиц

Камилла опустилась на колени на пол рядом с ним и расстегнула ему джинсы.

“У меня есть что-то, что тебя порадует”, – лукаво прошептала Камилла, показывая то, что достала недавно из сумки с девайсами. Это была ее любимая игрушка для пытки яиц – круглое металлическое кольцо в форме пончика, которое можно было разделить на две части. Две C-образные половинки соединялись при помощи винтов с внутренним шестигранником. Две половинки были сконструированы таким образом, чтобы их можно было расположить вокруг мошонки с каждой стороны, чуть выше яичек. Потом две половинки можно зафиксировать вместе винтами, образуя сплошное кольцо. Внутренний диаметр кольца не позволял пройти через яйца Павла, но позволял находиться в игрушке достаточно длительное время. Кольцо было снабжено двумя креплениями для рым-болтов, к которым Камилла обожала прикреплять цепочки.

В кольце для яиц

Камилла крепко удерживала его яйца, запирая кольцо. Ощущение контроля над его яйцами заводило и будоражило ее. Камилла затянула винты. Их можно было открутить только специальной отверткой, которая была у нее. Павел не смог бы самостоятельно освободиться.

Закрепив кольцо, она добавила цепь вместо поводка и потянула ее на себя. Это было так чувствительно! Камилла прошептала ему на ухо, поцеловав в щеку: “Твои яйца прекрасно смотрятся, когда я запираю их!”. Камилла остановилась, любуясь своей работой. Это так возбуждало. Но и Павел испытывал возбуждение, перемежающееся с болью и страхом.

Камилла подтолкнула его на диван. Он сидел, а она стала стягивать с него джинсы. Павел с наручники за спиной безвольно наблюдал за ней. Камилла зафиксировала кожаные манжеты на лодыжках. Теперь он был перед ней голый и обездвиженный по рукам и ногам, а Камилла все еще была в одежде. Как же быстро ей удалось его раздеть и обездвижить, взять полный контроль над ним и его яйцами! Она была так довольна.

Усиливая болевые ощущения, Камилла дергала за цепочку. Это заставляло Павла задыхаться. Она нагивала цепочку, так что Павел был вынужден спуститься с дивана и опуститься перед ней на колени. Страх усиливался. Что такое сегодня с Камиллой? Обычно она не бывает такой жесткой. Павел смотрел удивленно и испуганно. А Камилла стояла над ним, улыбалась и тянула цепочку, прикрепленную к его яйцам, как будто это был обычный поводок…Так она получала удовольствие, контролирую его яйца, причиняя ему боль…и удовольствие, контролируя его болью.

Разрядка после рабочего дня

Камилла помогла ему подняться на ноги. Присев перед ним, она захотела поиграть, помучить его немного. Она взяла в рот его стоящий член, а потом вдруг натянула цепочку. Он почувствовал возбуждение от ее теплого нежного ротика, только это было так недолго. Почти сразу же она дернула цепочку. Такое чередование удовольствия и боли, контролировать и его боль, и его удовольствие.

“Пойдем!”, – Камилла повела его за цепочку в спальню. Там она закрепила наручники на специальное кольцо на потолке. Он стоял, а Камилла отошла, любуясь им. Она касалась руками его тела и напевала любимую мелодию.

Больший страх она вызывала у него, когда подходила сзади.

“Хорошие булки!”, – сказала она, лаская его задницу сзади. Павел не знал, чего ему ожидать, но он не мог ничего сделать.

Камилла подошла спереди: “Отличные яйца!”. Она слегка погладила их, а потом натянула цепочку, заставив его сморщиться от боли. Как ни в чем ни бывало, Камилла поцеловала его в губы: “Сладкие губы! Тебе будет к лицу кляп!”. Павел попытался что-то сказать, замотал головой, но Камилла уже засовывала в его рот кляп, затягивая ремешки кляпа за головой.

Она присела в кресло, забросила одну ногу на другую и сказала: “Я сегодня устала на работе. Как ты думаешь, мне лучше расслабиться?”. Что он мог сказать с кляпом во рту?

Камилла посмотрела на него и вскочила, как будто ей пришла идея. Она стала наносить крошечные удары кулаком по его яйцам. “Вот это как раз то, что мне нужно! Я это хочу! Я представляла это весь день!”. Повторяющиеся удары по яйцам вызывали боль, но в то же время возбуждали. А кольцо плотно сдерживало яйца, подставляя их ударам.

“Я так устала от людей!”, – она рассмеялась, плотно прижимая кулак к его яйцам, продолжив наносить удары. Теперь его яйца загорелись от боли. А она этим наслаждалась – ощущением, как они горят, когда она касается их. Большие и твердые – и в ее полной власти!

“Твои яйца – моя собственность, и твое тело – моя собственность!”, – заявила она, нанося очередной удар. Он застонал от боли.

“Я буду делать с тобой все, что захочу!”, – возбужденно крикнула она, нанося очередной удар.

“Ты будешь получать удовольствие только тогда, когда я того пожелаю! Но сейчас я хочу, чтобы твои яйца болели!”. Очередной удар был особенно болезненным, Павел взрогнул всем телом. Он видел, как ее кулачки ударяют его яички. Камилла не прекращала бить его все в той же ритмичной последовательности. Он стонал от боли, но его стоны подавлял кляп. Колени дрожали. Яйца болели довольно сильно, так что не было сил стоять на ногах. Но он был надежно зафиксирован, поэтому был вынужден стоя принимать ее удары.

Вдруг она остановилась и мягко поцеловала его в щеку: “Болят яйца?”. Она знала ответ, но он закивал, пытаясь говорить сквозь кляп.

“Но член стоит так хорошо! Тебе нравится, как я бью твои яички?”. Павел не знал, кивнуть ли ему в ответ. Скрыть возбуждение он не мог.

“Да, тебя возбуждает, я вижу, как тебя это возбуждает! И я хочу продолжать!”, – сказала она, глядя ему в глаза. Его глаза стали шире от страха и волнения. Но она лишь нежно гладила его член, проводя по нему вверх-вниз. Он не знал, что она будет делать дальше. Когда он почти расслабился, Камилла снова сжала его яйца, приблизив к нему лицо. Теперь они ловили дыхание друг друга.

“Вот так я буду держать тебя столько, сколько захочу!”. Она ослабила хватку, заменив крепкое сжатие на нежную ласку, нежно целуя его щеку.

“Тебе нравится подчиняться мне?”, – нежно спросила она. Он замешкал с ответом, но Камилла потянула цепочку, и Павел утвердительно закивал головой. Да, несмотря на причиняемую ей боль, ему нравилось то, что она сейчас с ним делала.

“Но это еще только начало! Пора приступать к делу по-настоящему!”. Павел испытал еще больший страх. Он снова не успел сообразить, как Камилла вдруг резко ударила его по яйцам коленом. Он почувствовал сильную боль, но все же успел заметить, как восхитительно она выглядела, когда подняла красивую ножку, как приподнялась ее юбочка. Но какие муки боли его яйцам причинила ее изящная ножка! Камилла не перестала при этом улыбаться.

Она отцепила наручники от кольца на потолке и приказала ему встать на колени. Ей хотелось причинить ему больше боли. Он вставал на колени, а она чувствовала жар между ног, желая бить по его яцам, как по мячу, показывая ему, кто в доме хозяин.

“Как ты хорошо смотришься сейчас передо мной на коленях!”, – торжествующе крикнула Камилла. Павел ощущал невероятное возбуждение, несмотря на невероятную боль в яйцах. Камилла ударила его по яйцам туфлем, стараясь максимально высоко поднять ногу для должного удара. Ему было очень больно. Он застонал и сжался.

“Я вижу, как тебе сейчас больно!”. Она поняла, что с него хватит, к тому же и сама она желала от него других наслаждений.

“Поласкай мне ноги!”, – приказала Камилла, присев в кресло. Она убрала наручники, но оставила кляп. Павел стал гладить ее ноги сильными руками, что было невероятно приятно. Он с наслаждением прикасался к ее волнительным ногам, отвлекающим от боли в яйцах.

Потом она убрала его кляп и потянула за цепочку: “Поласкай мне грудь!”. Она уже сильно возбудилась, так что он коснулся ее твердых сосков. Он лизал ее соски, а она продолжала периодически тянуть цепочку, показывая ему, что контролирует его за яйца. В какой-то момент он осмелился и спросил: “Я делаю что-то не так, почему ты тянешь за цепочку?”. Камилла, улыбаясь, ответила: “Ты ласкаешь меня великолепно, но мне нравится контролировать тебя за яйца”.

Внезапно она вытащила свою грудь из его рта, снова вставила ему кляп и сильнее натянула цепочку. Ей хотелось и дальше мучить его. Камилла разделась, а он просто смотрел на нее, стоя на коленях, ожидая, когда она ему позволит. Камилла освободила его лодыжки, подвела к кровати, уложила на спину и зафиксировала руки и ноги на кровати.

Она не устала и хотела продолжать мучить его. Она брала в рот его член, но не доводила до оргазма, останавливаясь в самый последний момент. Так она проделывала несколько раз. Его яйца болели довольно сильно, но он не замечал этой боли, так как возбуждение было сильнее.

Наконец, она села на него сверху, взяла его член и вставила во влагалище. Оно было такое влажное, что член проскочил внутрь без труда. Теперь ей нужны были его руки, поэтому она их освободила, чтобы он мог ласкать ее набухшие соски. Его пальцы опускались ниже, приближаясь к клитору. Он надавил пальцем на ее клитор, проводя по нему круговыми движениями. Камилла задрожала и закричала, получив сильный оргазм. Накопленная за день сексуальная энергия выплеснулась. Он смотрел на нее с радостью.

Камилла получила оргазм, но расслабляться было рано. Она снова пристегнула руки Павла к кровати и стала ритмично двигаться на нем. Он быстро стал терять контроль и вскоре кончил…

Потом они лежали обнявшись, но Камилла все еще не торопилась освободить его от всех цепей…

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *