покорение девственника ч. 4 Ее туалет

Покорение девственника ч.4 ЕЕ туалет

Предыдущая часть: ч. 3 Это исходит от Нее

Темы рассказа: унитаз госпожи, куннилингус, анилингус, золотой дождь, копро, садизм, жестокая порка кнутом, принудительный секс

Выходные в новом доме

Итак, Джулия привезла меня в новый дом в пятницу. Два следующих дня стали днями голого восторга. В основном были приступы страсти в спальне или перед камином. В то же время Джулия позаботилась о том, чтобы мы “обновили” дом. Это выражалось в том, что она заставила меня удовлетворить ее в каждой комнате. И в каждой комнате я получил страпон. Иногда она просто надевала страпон и стояла передо мной, требуя, чтобы я просил об этом. А затем просто смеялась и снимала его. Но все же я достаточно получил траха в мою задницу. Настолько много, что привык к этому. И мой рот повсюду был ее унитазом.

Перед сном в воскресенье вечером она сидела в кресле перед камином, заставив меня встать на колени у ее ног.

«Тебе следует узнать, что ждет тебя в жизни, начиная с завтрашнего дня, Стивен. Тебя ждут обязанности по дому, пока я буду на работе. Дом должен быть безупречным. Тебе следует научиться готовить. Ужин должен подаваться к моему возвращению. Я знаю, что ты любишь меня. Безусловно, ты будешь стараться изо всех сил. Однако если что-то меня не устроят, ты будешь наказан. Я объясню тебе, как сделать все идеально для меня”

Я наклонился вперед, чтобы поцеловать ее ноги, затем посмотрел ей в глаза: «Я обещаю, что создам рай в этом доме, где вы будете править как Богиня. Вы заслуживаете только комфорт и удовольствия после долгого тяжелого дня. Никогда я не дам вам повода усомниться в моей любови”

Утро понедельника

Настал понедельник, и с него началась наша повседневная жизнь. Как и раньше, я проснулся у нее между ног. Будильник разбудил нас в шесть. Она приказала мне идти в ванную, принять душ и побриться. Я вернулся и скользнул обратно под простыни, чтобы служить ей.

“Сначала я выпью ваш нектар”.

Я обвил ее киску своими губами. Она излила поток своей сильной утренней мочи, а я выпил ее. Было долгое оральное наслаждение сверху донизу и везде, пока она не кончила несколько раз. Затем она села, опираясь на подушку.

“Замечательно! Ожидается долгий день без тебя. Теперь подай мой завтрак прямо в постель. Сегодня подойдут два яйца, бекон, тост и кофе. Но я ожидаю лучшего в нашей дальнейшей совместной жизни».

Каким-то образом мне удалось собрать ее завтрак и принести на подносе. Я положил его ей на колени. Она сделала несколько критических замечаний. Но обещала для начала не обратить на это внимание. Пока она медленно завтракала, я должен был залезть под одеяло и лизать ноги. Закончив, она пошла в ванную, чтобы принять душ. А я отнес посуду на кухню. Через несколько минут она вышла голой и села за стол. Она приказала мне подать ей еще одну чашку кофе и встать на колени рядом с ней на полу в ожидании ее следующего желания. Это не заставило себя долго ждать.

“Стивен! На спину и открой рот! »

Рефлекс повиновения: ЗД и копро

К тому времени я уже выработал рефлекс повиновения. Слова едва успели сорваться с ее губ, а я уже лег на кафельный пол с широко раскрытым ртом.

Джулия мгновение смотрела на меня, потом присела на корточки. Сначала я получил длинный глоток ее мочи, принял и проглотил ее, пролив лишь одну или две струйки. Затем ее анальный поцелуй снова коснулся моих губ, давая понять, чего она хочет. Я старался сделать все возможное, чтобы ускорить момент, сильно желая этого. Она немного приподнялась, а я лежал, растягивая свой рот, глядя вверх на ее раздувающуюся дырочку…Там выступал кончик ее какашки. Как сильно взволновал меня этот запах!

С дрожащим спазмом ее анус расширился. В следующий миг быстро выскользнула коричневая какашка, наполнив мой рот буквально до отказа. Я глотал ее кал, стараясь не пропустить на пол. Я уже знал по строгому взгляду, как она будет обеспокоена и несчастна, если я пропущу хотя бы кусочек. И я быстро проглотил все, слизывая последние остатки. Она опустилась, подставив мне анал для “мытья”, и я с любовью обработал ее языком, пока не сделал все безупречно.

Она села на мою грудь, глядя на меня с теплой любовью. «Как глубоко я чувствую, когда твои теплые любящие губы и язык служат мне. Клянусь, я никогда не буду сидеть в холодном жестком туалете и использовать сухую царапающую бумагу, если смогу избежать этого. Мне пора идти. Но твоя любовь дает мне силы. Я готова ко всему, потому что знаю, что ты будешь ждать меня здесь”

Обязанности по дому

Потом она оделась в серый деловой костюм с юбкой и ушла на целый день, оставив для меня список дел и рецепт на ужин. Я погрузился в свои обязанности, и время пошло. От сильной пульсирующей эрекции к середине дня у меня заболели яйца. Я начал готовить ужин около трех часов. Поэтом надеть фартук для работы у горячей печи. Мне оставалось молиться, чтобы она нашла ребра зажаренными по своему вкусу и дела выполненными должным образом. Я боялся ее кнута. Но больше всего тосковал по виду ее обнаженного тела и вкусу ее киски.

В пять часов я открыл бутылку вина, налил полный бокал и поставил его на столик рядом с ее любимым креслом согласно инструкциям в списке дел. Затем я встал на колени перед стулом, ожидая ее прибытия. Я долго ждал, начиная волноваться. И только в шесть часов дверь кухни распахнулась, и она вошла в комнату, ругаясь, что застряла в пробке. Она сбрасывала одежду позади себя. Оставались только чулки и подвязки.

Вечерний куннилингус, анилингус и ЗД

Сначала она схватила бокал вина и выпила его большими глотками. Затем упала в кресло с похотливым вздохом, раздвинув ноги, схватила меня за волосы и подтянула лицо к сочащейся киске.

«Боже, как мне это нужно! Что за день! Будет трудно заставить этих людей привыкнуть к изменениям, которые я собираюсь сделать. И некоторые завтра будут наказаны. Но они сделают все по-моему или могут идти на все четыре стороны. Сегодня я получила запредельный стресс. И единственное, что поддерживало мне силы, – знание, что ты здесь ждешь меня. А когда я вернусь домой, у меня будет это. Теперь я хочу получить больше. Сначала наполни мой бокал!”

Я наполнил его почти до края, а затем снова спустился, чтобы глубоко зарыться в ее волосатой мокрой расщелине, на этот раз спускаясь до ее заднего прохода. Я уже знал, что она этого хочет.

“Медленно, Стивен. Не торопись. Позволь мне немного расслабиться”

Некоторое время я ласкал ее отверстие мягкими притирочными движениями. А затем пошел глубже, но очень мягко и осторожно прощупывал ее, желая доставить ей нежное успокаивающее удовольствие. Мне очень хотелось, чтобы она пришла в себя после тяжелого рабочего дня. Вскоре я услышал, как она поставила бокал на стол, и почувствовал, как ее рука схватила меня за волосы.

«Глубже!”

Я вводил язык все глубже, в то время как она мучительно тянула меня за волосы, сильно прижимая мое лицо. Она начала толкать бедра, стуча анусом по моему рту в бессловесном требовании. Я скользил как никогда прежде, пока наконец она не дернула мою голову вверх, чтобы приложить мой язык к ее пульсирующему клитору. Сильная дрожь прошла сквозь нее. И с первобытным воплем она затопила мой рот нектаром своего восторга. Когда ее сладкий ступор прошел, быстро последовала следующая команда:

«На спину Стивен! Открой широко рот! »

Я оказался на полу в мгновение ока. И она опустила свою киску и вылила золотой поток. Я глотал его, не проливая и облизывая остатки, когда поток остановился. Она стояла, глядя на меня сверху вниз.

«Уф! Я была так возбуждена, что забыла, что надо регулировать поток мочи. Теперь давай поужинаем и сделаем осмотр».

Проверка выполненных дел

Я поставил ужин на стол и подал ей тарелку. Сам я встал на колени рядом с ней, как и раньше, и она покормила меня из своих рук. Ей не понравилось приготовленное мной мясо. И я был согласен с этим. Когда пришло время осмотреть мою работу по дому, она надела белые перчатки и нашла пыль в местах, на которые мне и не приходила мысль обратить внимание. На полу в ванной комнате я пропустил во время уборки часть пола.

«Я знаю, что это твой первый день, Стивен. Но будет неправильно, если я не обращу на это внимание. Следуй за мной в спальню. Ползком!

В камере для наказания

И я пополз позади нее, охваченный страхом. Ведь я уже узнал ее кнут и сейчас задумался, какое наказание могу получить за мои проступки. Когда мы вошли в спальню, она подошла к двери в стене, которую я считал кладовкой. Вместо этого там оказалась довольно большая камера около двух квадратных метров. С потолка в ее центре свисал электрический подъемник со шкивом и крюком.

Джулия приказала мне встать на колени под ним. Вдоль одной стены было множество устройств для связывания и кнуты, висящие на колышках. Она выбрала наручники и кандалы для ног. И вскоре мои руки и лодыжки были крепко зафиксированы. Переключатель подъемника свисал со шнура. Она опустила крюк в пределах досягаемости и положила его на цепь между моими руками. Когда она нажала на кнопку, я поднялся, пока мои пальцы едва касались пола.

«Я знаю, что наказание, которое ты должен получить, может показаться тебе суровым, Стивен. Но ты должен понять, насколько важны для меня определенные стандарты. Если бы я проявила сейчас милосердие, мне, скорее всего, просто пришлось бы увеличивать твои наказания изо дня в день. И в конце концов ты бы страдал больше. Однако получив больше сейчас, ты в конечном итоге ты лучше освоишь урок».

Жестокое наказание

Когда я повернулся, я услышал свист ее кнута и почувствовал, как жгучая боль пронзила мою задницу. Она взяла в каждую руку по кнуту. И с кнутом в каждой руке она обрушилась на меня. Создавалось ощущение, что у нее был отработанный навык владения двумя кнутами одновременно. Они перекрещивали друг друга в одном месте. Удары падали на меня с такой скоростью, что я чувствовал постоянную жгучую агонию. Так что я не мог отличить один удар от другого.

Разразившись рыданиями, я взмолился о пощаде. И она сделала паузу, но потом снова продолжила. Удары покрывали мое тело от лодыжек до плеч. Не пощадили и мой член и яйца. Она била меня с жесткой точностью, пробираясь вверх и вниз. Я мельком увидел ее лицо, когда повернулся. В ее глазах я прочитал ледяной блеск похотливой жестокости

Джулия остановилась на мгновение, чтобы отдышаться поласкать свою киску. Она смочила руку своим соком, размазала мне по лицу, наполняя мой нос запахом своей похоти. Потом безудержные удары продолжились…Я… сломался, рыдая в отчаянии от агонии, которой казалось не было конца. Это насытило ее жестокость. Она остановилась и опустила меня.

Все тело горело от жгучей боли. Ноги стали ватными, и я откинулся на пол. Она присела на корточки, положив свою киску чуть выше моих губ. Пот ее стекал между ее бедер и проливался каплями по темной заросли ее киски на мое лицо. Запах ее пота и ее страсти повис в воздухе.

куннилингус после порки

“Соси меня сейчас! Я хочу быстро!”

Я поднял голову и сжал губы на складках плоти, окружавших ее горячий клитор,просунув скользящий язык между ними. Она была так сильно возбуждена, на волоске от оргазма. Я только мгновение воздействовал на нее губами и языком, как она ахнула и издала глубокий дрожащий стон. Это было похоже на то, как будто сейсмическая кульминация потрясла ее. Упав вперед, схватившись за руки, положив свою киску мне на рот, она наполнила меня опьяняющим ликером, который хлынул вперед. Я с восхищением смотрел на ее темный кустарник и свисающие груди, когда она держала меня, пьяно качая головой между вытянутыми руками.

Через некоторое время ее глаза открылись и встретились с моими. Теплая улыбка появилась на ее лице. Она откинулась назад, чтобы сесть на мою грудь в ее любимом положении, в нескольких сантиметрах от моего лица. Мое желание было написано на моем лице, и я напрягся, открыв рот для другого вкуса. Но она держалась в стороне и тихо смеялась, наслаждаясь своей властью над мной.

Проявление садизма

«Я верю, что все будет в порядке, когда я приду домой завтра. Сегодня все было прекрасно. Ты дал мне полный голос своей боли, такая сладкая серенада для меня. Как это понравилось! Я кончила так сильно! Ты поверишь, что я не делала этого раньше? Годами тренируясь со своими кнутами на манекене, я надеялась и молилась, чтобы однажды использовать их на нежной обнаженной плоти. Боюсь, что время от времени я буду бить тебя ради моего удовольствия, даже если ты идеален во всех отношениях. У меня есть определенные потребности, Стивен. Но пора тебя наградить.

Она потянулась, чтобы схватить мой член. Было больно после порки. Но она окутала меня своим ртом, этим небесным местом. Медленно поднимаясь и опускаясь, сжимая и ослабляя, она ласкала меня с безумной нежностью. Ее рот был мягким и успокаивающим на моем ушибленном и воспаленном члене. Я попытался толкнуть вверх и удовлетворить себя. Но она обняла меня, желая, чтобы я испытал сладкие муки, прежде чем позволить мне кончить. И я почувствовал, как в моих яйцах стало хорошо, а член затвердел. Я вспыхнул, волны сверхъестественного восторга пронзали меня с каждым обжигающим рывком. Когда мой член обмяк, я закричал ей: “Я люблю вас! Больше, чем когда-либо!”

Джулия наклонилась вперед, чтобы мягко взять мое лицо между ее руками. «И я люблю тебя, Стивен. Каждый день с тобой приносит новое удовольствие и новую радость. Мы будем так счастливы здесь вместе”

Она двинулась вперед, подняв киску к моему рту. Капли моей спермы свисали с нее. «Теперь вычисти меня и пойдем в спальню. Я хочу трахнуть тебя”

Я высосал и выпил сперму из ее киски и пополз за ней в спальню. Потом она сначала заставила меня сделать глубокий «минет», а затем трахнула меня, пока мы оба не кончили. Но это был еще не конец – она продолжала трахать меня, пока не удовлетворилась окончательно. Чтобы окончательно опустошить меня, она положила меня на спину, села сверху и вытащила из меня мою последнюю порцию спермы. Я высосал ее из киски и проглотил. Только тогда пришло время сна.

Что было дальше

Прошли недели, все одинаковые, но в то же время такие разные. Был распорядок дня. Она уходила на работу, а я заботился о своих обязанностях по дому. Каждый вечер был посвящен сексу, обычно до полуночи или около того. Это продолжалось всегда до тех пор, пока она не была удовлетворена, а я не был опустошен.

Выходные были особенным блаженством. Задний двор был окружен высоким забором и деревьями. Там создалась особая уединенная атмосфера. Она заставляла меня выполнять работу по дому на заднем дворе под ее присмотром, стоя надо мной обнаженной под солнцем с кнутом в одной руке, с Маргаритой в другой. При этом часто я получал кнутом. Так она наставляла меня или наказывала за какой-то недостаток в моей работе. Периодически она устраивалась в шезлонге, раздвигала ноги и открывала свою женственность как сигнал для меня, чтобы я упал на колени и служил ей.

Однажды вечером она сказала мне лечь на кровать на спину. Она потянулась к наручникам, не использовавшимся до тех пор. Мне стало страшно. Она говорила со мной в нежно, когда пристегивала запястья и лодыжки. Затем она опустилась на колени рядом со мной на кровати.

Продолжение: ч. 5 Счастье быть рабом

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *