В рабстве у трех девушек похищение

В рабстве у сумасшедших девушек ч.1 Похищение

Тема рассказа:  Fm, похищение, по принуждению, экстрим, обман, бондаж, маска, ошейник

Пролог. Я еду за город развлекаться с тремя незнакомыми девушками

Мы ехали уже полчаса за городом, когда я впервые почувствовал себя неуютно. В час ночи, в незнакомой машине, на темной дороге, в малонаселенной сельской местности…

Безусловно, в тот момент это было лишь смутное беспокойство. Только предчувствие, что это приключение закончится неловкой историей…Сейчас я вспоминаю, как это было…

Я поздно вечером решил прокатиться с тремя незнакомыми девушками, и все это в погоне за сексом с одной из них. Мне даже показалась интересной идея рассказать эту историю потом своим друзьям. Это вызывало у меня улыбку, предвосхищая реакцию моих друзей. И, возможно, именно поэтому я не обратил внимание на свое беспокойство.

Во всяком случае, в машине я отвлекся от этих тревожных мыслей, когда девушка на переднем пассажирском сиденье (Мелани, как я позже узнал) спросила, могу ли я дать ей мобильный телефон. Она хотела им воспользоваться, поскольку ее разрядился. И я отдал ей свой iPhone, а в это время мы с Эмили снова начали целоваться.

Я познакомился с Эмили в баре той ночью. Мы были там с друзьями, обычное пятничное мероприятие. Где-то около 23:00 я заговорил с Эмили, показавшейся мне самой красивой девушкой в баре. Я не мог поверить, что флиртовал с ней. Дело не в том, чтобы я недостаточно красив или неуверен в себе – с этим все в порядке. Но просто такого никогда не случалось со мной в барах.

Когда через час она спросила, не хочу ли я поехать к ней домой, я был еще больше удивлен. Особенно, когда я узнал, что мне придется долго ехать на машине в далеко за город с двумя ее подружками.

Но я не колебался. Точнее мой член принял решение. Я даже не вернулся и не сообщил своим друзьям, что ухожу. Просто вышел из бара с Эмили, держащей меня за руку. Мы оба к тому моменту были сильно пьяны (по крайней мере я был, и я думал, что она тоже). Я подумал, что напишу друзьям смс по дороге.

Целуясь с Эмили, я вспомнил, что еще не написал смс. Я прервал Эмили с извинением, потрогал Мелани по плечу: “Эй, простите. Можно мне забрать телефон? Просто хочу написать смс моим друзьям, куда я поехал.”

“Да, – ответила она, – ты можешь забрать его обратно, если хочешь. Но с ним что-то не так. Я не смогла им воспользоваться”

“Это странно”, – сказал я, забирая телефон обратно.

Я нажал несколько кнопок, удерживал нажатой кнопку питания, пытался перезапустить его, но ничего не получалось. Очень странно. Я мог бы поклясться, что батарея была более чем наполовину заряжена всего минуту назад.

“Можешь воспользоваться моим зарядным устройством, когда мы доберемся до дома.”

“Ладно”, – сказал я, и вернулся к ласкам с Эмили. Она медленно засунула руку мне в ширинку и ласкала мой член сквозь джинсы. Теперь я не мог дождаться, чтобы добраться до их дома.

Когда мы покидали бар, Эмили объяснила, что она и ее подруги приехали в город сегодня вечером на девичник и живут “недалеко за городом”. Я даже не спросил, откуда они приехали… Но теперь мы были в дороге больше часа, и я начал думать, что эти девушки живут дальше, чем “недалеко за городом”. Тем не менее, я ничего не сказал. Я просто спокойно сел на заднее сиденье и позволил Эмили приласкать меня, в то время как Джули вела машину.

Примерно полчаса назад мы свернули с основной дороги, проехали еще пять минут через густой лес, а затем повернули на скрытую лесную дорогу. Дом показался только через десять-пятнадцать секунд. Да, вероятно, я уехал очень далеко. Но мой член горел желанием, так что я вылез из машины за Эмили, не сказав ни слова.

Часть 1. “Сюрпризы” в спальне Эмили

Играючи на меня одели маску и ошейник

Спальня Эмили была в подвале. Мне это показалось немного странным, так как дом выглядел довольно большим. Неужели в нем недостаточно комнат? Но я был рад уединению.

Как только мы спустились туда и Эмили закрыла дверь, мы начали заниматься этим рьяно и дико. Мы даже не добрались до кровати – она уже срывала мою одежду прямо перед дверью. Мне это нравилось. Она расстегнула ремень на джинсах и вытащила мой член. Потом она улыбнулась и без слов опустилась на колени, снимая джинсы и отбрасывая их в сторону. Я просто позволил ей сделать это, закрыл глаза, наклонил голову назад. Блаженное чувство охватило меня.

Через минуту она остановилась и сказала: “Подожди, я сейчас”. Озорные искорки сверкали в ее глазах. Эмили встала и подошла к тумбочке рядом с кроватью.

“Не смотри”, – сказала она игриво, когда заметила, что я смотрю на нее, и указала на другую сторону комнаты, куда мне следует смотреть.

Я улыбнулся и послушно повернулся лицом к стене, желая узнать, что она задумала. Затем услышал, как ящик открывался и закрывался. Она подошла ко мне сзади, погладила плечи и мягко накинула что-то на голову, закрыв глаза… Маска для глаз, сделанная из какой-то мягкой кожи. Я не видел, но не испытывал неудобства. Определенно странная игрушка, подумал я, но посчитал, что становится интересно.

Опустившись на колени передо мной, она снова стала сосать мой член. На этот раз она занималась этим как минимум две минуты, прежде чем остановиться.

“Подожди,- сказала она, – Извини, еще кое-что.”

Я стонал от разочарования, но в то же время не торопился кончать и тем самым закончить это сексуальное приключение. И есть правда в том, что я наслаждался ее извращенными маленькими дополнениями, ожидая, что же будет дальше.

Я услышал позади себя слабый звенящий металлический звук где-то над моей головой. Потом она дышала мне в шею, снова ласкала плечи. Следующее, что я почувствовал – что-то мягкое коснулось шеи, затем быстро затянулось – и,… звук закрывающегося замка. Эмили отпустила мои руки и отошла от меня.

Я поднял руки и ощутил мягкий кусок кожи, плотно обхвативший мою шею. Ошейник, как для собак, за исключением того, что он был сделан специально для людей. Еще одна извращенная игрушка… Он был сделан из кожи, толщиной несколько сантиметров, очень гладкий. Обхватив ошейник сзади, я распознал металлическую пряжку, к которой был прикреплен тяжелый висячий замок. Эмили затянула ошейник довольно туго, так что я едва мог просунуть два пальца между ним и шеей.

Я понял, что на цепи, но все еще играю

Ограничение шеи в виде ошейника активировало во мне механизм самозащиты. И инстинктивно я начал дёргать за застежку, которая проходила сквозь пряжку, чтобы понять, могу ли я её ослабить. Но я быстро понял, что навесной замок мешал этому. После того, как моя попытка освободиться не удалась, я прощупал ошейник и нашел выступающее металлическое кольцо справа от пряжки. К этому кольцу был прикреплен еще один навесной замок и цепь средней толщины. Я протянул руками по цепочке и выяснил, что она поднималась от шеи вверх. Вскоре я смог дотянуться до потолка. Я потянул за цепь, почувствовав явное ограничение движения. Очевидно, что цепь была прикреплена к потолку. Я сделал шаг вперед, затем сделал еще один шаг, но цепь мешала. Отойдя назад, я рванулся в другую сторону, но цепь снова натянула ошейник. Я закашлялся от давления на мое горло. Невольно я сделал вывод: я был ограничен в движении и прочно прицеплен к потолку.

Во время моей проверки Эмили ничего не сказала. Я знал, что она где-то рядом, но она не издала ни звука с тех пор, как пристегнула этот ошейник к моей шее. Так что я понятия не имел, что она делает. Конечно, я мог снять повязку в любое время, если бы захотел. Но я не хотел портить этот момент: мой член пульсировал. И, несмотря на маску, ошейник и цепь, единственное, на чем я мог сосредоточиться сейчас, это на том, чтобы кончить. Ошейник был слишком тугим, а эти замки меня беспокоили. Но сперматозоиды заботили меня в данный момент намного больше. Я хотел, чтобы она продолжила делать минет. И боялся, что если я начну протестовать против ее извращенных маленьких игр, это испортит момент. Значит, я не получу то, ради чего я приехал сюда.

Поэтому я стоял в ошейнике и ждал пока она возобновит, нервно улыбаясь.. Тем не менее, она ничего не делала. Через две минуты, показавшиеся мне десятью, я стеснительно поднес руку к своему возбужденному члену, взялся за него и сделал несколько движений. Это был мой способ дать ей понять, что я хочу, чтобы меня трогали или сосали…

Она заговорила впервые с тех пор, как закрепила ошейник на моей шее.

“Ничего подобного”, – спокойно сказала она, где-то в двух метрах от меня.

Я убрал руку с члена. Честно говоря, я начал раздражаться. Но все равно нервно улыбался, пытаясь показать, что я тоже участвую в этой игре. Прошла еще минута. Теперь я нервничал сильнее. Мне совсем не нравился этот обтягивающий ошейник на шее. Но я подумал, что лучший способ получить то, что я хочу, это подыграть.

К тому же, я еще не осознал, что полностью в ее власти, и нахожусь очень далеко от дома. Я не мог поверить в то, что она будет держать меня здесь против моей воли. И был уверен, что если я попрошу ее отпустить меня, она сделает это. Но у меня было смутное понимание того, что моя свобода сейчас в ее руках. Ведь я не мог никуда уйти без ее разрешения. Поэтому было бы лучше, если бы она была довольна.

“Итак, что дальше,”- спросил я, пытаясь говорить так, будто мне все еще нравится игра.

Игра пошла не по моим правилам

Эмили не ответила. Она не издала ни звука. Но я знал, что она все еще в комнате, так как не слышал, чтобы дверь открывалась.

Я подождал еще минуту, ожидая, что в любой момент она снова начнет сосать мой член, и все мои неприятности будут немедленно развеяны. Но в конце концов, я больше не мог этого выносить.

Я поднял руки и сдвинул маску с глаз на лоб. Конечно, там была Эмили. Она стояла у противоположной стены, наблюдала за мной и выглядела очень удовлетворенной моим затруднительным положением. Этот вид ее удовольствия усилил мой нарастающий гнев.

Все еще улыбаясь, она сказала, указав на маску: “Надень обратно”.

Я проигнорировал этот приказ.

“Что происходит?”, спросил я, делая все возможное, чтобы сдержать растущее раздражение (и, признаюсь, панику) в моем голое. “Почему ты остановилась?”

Она игорировала мои вопросы.

“Я сказала, надень маску на глаза”, – сказала она, – и в этот раз я заметил строгие нотки в ее голосе. Мне это не понравилось.

“Почему?”, – спросил я.

Она ничего не сказала, только скрестила руки.

В отчаянии я снова поднял руки к ошейнику, потянул за застегнутый ремень, потянул за цепь. Но мои усилия только еще раз подтвердили, что я ничего не могу сделать.

“Эй?, – потребовал я, – Ответь мне, пожалуйста? Зачем ты надела эту штуку на меня? Почему ты просто стоишь там?”

Она была всего в двух метрах от меня. Если бы цепь позволила мне сделать еще пару шагов, я бы схватил ее. Но на все мои вопросы она ничего не отвечала. Эмили просто продолжала улыбаться и смотреть на меня, как будто я не стою в двух метрах от нее, требуя ответов. Это выводило меня из себя. И, полагаю, внешне стало проявляться мое разочарование.

В последней попытке подыграть и вернуться к тому, на чем мы остановились, я добавил: “Можем ли мы вернуться к сексу сейчас? Этот минет был потрясающим. Можем мы вернуться к этому? Ты даже можешь держать меня здесь прикованным на цепи, если хочешь”

“Я знаю, что могу”, – сказала она спокойно.

Тем не менее, она не двигалась. Я сказал что-то не то?

“Хочешь, чтобы мы занялись сексом? Если ты снимешь эту штуку с моей шеи, я все сделаю. Поверь, я очень хорош в этом.”

Я надеялся, что мое предложение звучит заманчиво. Если бы она сняла этот ошейник, я бы снова взял ситуацию в свои руки. И уж тогда не позволил бы ей так доверчиво надеть на меня что-либо еще. Мне стало все равно, трахну ли я ее в этот вечер. Это было слишком странно, я просто хотел уйти. В общем, я бы сказал что угодно, чтобы освободиться.

“Я сейчас вернусь”, – сказала она, – “Мне нужно кое-что принести. Просто подожди”

И она повернулась ко мне спиной и открыла дверь, чтобы уйти.

“Подожди!”, – закричал я.

Она вопросительно посмотрела на меня через плечо.

… Я не знал, что сказать: ” Пожалуйста, снимите этот ошейник. Мне больше не нравится эта игра. Простите, что испортил момент. Не могли бы вы, пожалуйста, просто снять это?”

Я не мог скрыть свой страх в голосе, и мне было очень унизительно просить об этом.

Эмили широко улыбнулась и даже закрыла глаза на некоторое время, как женщина в телевизионной рекламе, пробующая роскошный кусок шоколада. Но ничего не сказала. В следующий момент она вышла за дверь.

“Подожди!”, – прокричал я еще раз, но она уже закрыла за собой дверь.

Я осматриваюсь в своей “темнице”, сидя на цепи

“Эй!”, – кричал я в закрытую дверь. “Эмили?” Я пождал пять секунд: “Эмили!”

Теперь я был зол. В приступе разочарования я начал дергать за ошейник с обоих концов со всей силы. Но вы когда-нибудь пробовали разорвать толстый кусок кожи? Естественно, мои усилия были бесполезны. Затем я схватился за цепь и сделал то же самое: тянул ее со всей силы полным весом тела. Но когда я посмотрел вверх, то увидел, что она все еще прочно прикреплена к рым-болту на потолке. Я потянул еще пару раз и сдался.

На потолке я увидел, что рядом с рым-болтом, держащим цепь, висел еще один длинный крючок, на полметра влево. Ошейник, который был на мне сейчас, должно быть, был там, когда я впервые вошел в комнату с Эмили. Я мог только предположить, что она спустила его с крючка, когда завязывала мне глаза. А цепь уже была прикреплена раньше. Осознание того, что Эмили все это спланировала, дошло до моего мозга.

Я снял маску с глаз и бросил ее на пол в отчаянии. Теперь я внимательно осмотрел комнату. Она была почти пустой. Единственной мебелью была кровать и маленькая тумбочка, в которой Эмили взяла маску. Я стоял примерно в двух метрах от кровати, на ковролине. Над кроватью было маленькое окно, как в подвале. Оно было в основном занято кондиционером.

Я ничего не мог поделать. Ничего не оставалось, кроме как стоять и ждать.

Я начал анализировать ситуацию. Перед тем, как Эмили вышла из комнаты, я попросил ее снять ошейник. И она этого не сделала. Следовательно, ситуация складывается не по обоюдному согласию. У меня в горле стала подниматься желчь. Но подожди. Всего несколько минут назад я подыгрывал. Она могла подумать, что я все еще увлекаюсь этим. Да, она зашла слишком далеко – она должна была отпустить меня, как только я попросил. Но это все равно была игра. Наверное, она просто неправильно поняла, что мне неудобно. Она же не будет держать меня здесь против моей воли. Это было бы преступлением, это было бы безумием.

Теперь мне все это показалось очевидным. Мы оба были довольно пьяны, вот и все. Просто она слишком увлеклась игрой. Я объясню, когда она вернется, что хочу, чтобы она меня выпустила. И это все. Я начал расслабляться.

Но одна минута превратилась в пять, пять – в десять, десять – в пятнадцать. Я переминался с одной ноги на другую, захотелось присесть. Это было нелепо, куда, черт возьми, она пошла? Пятнадцать превратилось в двадцать.

“Эмили?, – закричал я, – Эй? Кто-нибудь?”

Я все кричал сдержанно, не слишком громко. Совсем не хотелось вести себя так, как будто меня похитили… Я бы выглядел дураком, испуганным дураком. Это была всего лишь игра, хотя, она зашла слишком далеко.

Я возмущаюсь, но получаю наручники

Я проорал еще несколько раз для всех, кто мог меня слышать, каждый раз громче. Никто не отвечал. У меня не было возможности узнать, сколько прошло времени. Я был на цепи, в комнате без часов. И прошел, по крайней мере час, прежде чем Эмили, наконец, вернулась. К этому моменту я был измучен похмельем, ноги устали. Я посчитал, что с меня хватит. Готово, блядь. Как только она открыла дверь, я начал выдвигать требования:

“Эй, какого хуя? Куда, черт возьми, ты делась? Я уже здесь около часа, это чертовски неудобно. Послушай, пожалуйста, сними этот ошейник. С меня хватит. Я больше не шучу. Я серьезно. Сними его. Я, говорю тебе, что больше не хочу, чтобы этот ошейник был у меня на шее! Пожалуйста, сними его… .”

Выговаривая все это, я обратил внимание на Эмили. Она была в пижаме: мешковатая фланелевая рубашка и брюки, удобные носки. Ее длинные светлые волосы были собраны в хвост. И она сняла макияж. Исчез блестящий макияж глаз, исчезла ярко-красная помада. Она выглядела уставшей, как будто собиралась ложиться спать.

Больше всего меня шокировало то, что она держала в руках… Две пары наручников. Когда я недоуменно посмотрел на нее, она бросила обе пары наручников к моим ногам.

“Надень их”, – сказала она. “Одну на лодыжки, другую на запястья. Зажми их крепко за спиной”

Она больше не улыбалась.

Я уставился на две пары наручников, лежащих у моих ног. Цепь на ошейнике, вероятно, была достаточно длинной, чтобы я мог дотянуться и поднять наручники. Но я не собирался этого делать.

Я сказал: “Нет. Ты слышала, что я сказал или как? Пожалуйста, сними этот ошейник. Прямо сейчас. Я уже говорил тебе, что больше не хочу играть в эту игру. Достаточно. Я устал, и мне больше это не интересно. Просто сними этот долбанный ошейник.”

“Мы не играем в игру, – сказала она, – Теперь надень наручники.”

Я смотрел на нее ошеломленно.

Наконец, я произнес: “Нет. Я хочу остановить это сейчас же.” Я надеялся, что это будут волшебные слова.

“Хорошо,- сказала она, – Я не спешу. Ты наденешь наручники. Но сделаешь ли ты это сейчас или позже, для меня не имеет значения. Я все равно очень устала, так что я иду спать.”

Эмили театрально зевнула: “Я приду проведать тебя утром и надеюсь, что ты будешь в наручниках, как я и сказала.”

“Ч-что?”,- я начал заикаться.

Я просто не мог понять, что она собиралась ложиться спать. Что она имела в виду? Я все еще был прикован цепью к потолку. Она не могла идти спать, оставив меня здесь.

“Спокойной ночи”,- сказала она, пожимая плечами.

И она выключила свет и ушла. Я закричал ей. Но она не вернулась. Я закричал изо всех сил, надеясь разбудить двух других девушек. Мне было очень стыдно находиться в таком положении, кричать о помощи, как будто я слабый ребенок. Но все равно мои крики не дали результатов. Никто не приходил.

Я снова прошел через попытки освободиться от ошейника, тянул за цепь. Но вскоре убедился, что это бесполезно.

В конце концов, все, что я мог сделать, это… ждать.

Продолжение: ч. 2 Ты наш

Рассказ на подобную тему: Господство женщин. ч. 1. Похищение

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *