Фемдом рассказ подставка для ног

“Подставка для ног” Госпожи Ивонны

Темы рассказа: бут фетиш, фут фетиш, использование как мебель: подставка для ног, стул и подушка для сидения, коврик для обуви, домашнее рабство, шантаж, унижение

Глава 1. Ивонна раскрывает мои пристрастия

Я был студентом математического факультета последнего курса университета. Поэтому подрабатывал репетитором по математике. Одной из моих учениц была Ивонна. Она жила недалеко от меня. В свои 18 лет Ивонна училась в колледже и готовилась поступать в университет. По средам она приходила ко мне на двухчасовое занятие математикой. С этим предметом у нее были большие проблемы, кроме того особого интереса к математике она не испытывала.

Ивонна отличалась красотой и изящной фигурой. Ее длинные светлые волосы ниспадали на плечи. Стройную фигуру она умела ловко подчеркнуть узким свитером или футболкой. Обычно она приходила в джинсах. На ногах – кроссовки или сапоги.

Вся эта история началась в довольно холодный мартовский день, когда шел снег. До этого дня мое общение с Ивонной было ограничено только математическими задачами. Однако я украдкой время от времени поглядывал на ее ноги, и мне казалось, что она это не замечала. Могу сказать, что уже долгое время я испытываю фетиш к женским ногам. Но случая воплотить свои фантазии в реальность у меня не было. Просто я бы никогда не признался в таком желании. Чтобы как-то удовлетворить свое любопытство, я покупал журналы и прятал их нижнем запирающемся ящике стола.

Итак, в тот день Ивонна пыталась решить сложное задание, сидя в моей комнате. В это время прозвонил телефон в коридоре. Я взял трубку. И так как звонил мой очень хороший знакомый, с которым мне нужно было поговорить, я сказал Ивонне, чтобы она начала решать следующее задание. Я как-то не придал значение тому факту, что ключ от нижнего ящика моего стола лежал на столе, когда Ивонна пришла на занятие.

Разговаривал я очень долго, вероятно, не меньше получаса. Еще не успев приблизиться к комнате, где была Ивонна, я услышал ее хихиканье. Когда же я открыл дверь, то меня ошеломило то, что я увидел: все журналы с нижнего ящика стола лежали теперь на полу, а Ивонна листала их и смеялась. “Вам нравится то, что на этой фотографии делают с мужчиной? Неужели такое бывает?”, – указала она на фотографию женщины, которая поставила ногу мужчине на лицо. Она не прекращала смеяться. Я в ужасе не знал, что и делать. Ивонна, наконец, сказала сквозь смех: “Я уже не смогу сегодня сконцентрироваться на математике…”.

Она ушла, а я все еще не мог оправиться от первого шока, вызвавшего дрожь во всем теле. Я собрал журналы на полу, заметив, что не хватает четырех или пяти. Неужели Ивонна взяла их с собой? Меня охватила паника. Ведь она знала меня много лет, а также моих родственников и друзей…А вдруг она с кем-нибудь поделится тем, что узнала о моих предпочтениях? Как бы я тогда нелепо выглядел! Что если она покажет кому-то эти журналы? Трудно было описать мое смущение.

В эту ночь я утратил сон, не переставая думать о том, что кто-то обо всем этом узнает. Я был в руках Ивонны. Утром я не мог сконцентрироваться на лекции в университете. Что мне теперь делать? Днем я пытался приободрить себя. Ивонне 18 лет, а мне – 25. Не будет же она использовать против меня то, что узнала. Я надеялся на то, что она не настолько жестока.

И тут зазвонил телефон: “Это Ивонна. Я хочу встретиться с вами сегодня через час”. Голос ее мне показался ледяным и пугающе расчетливым. Я только смог вымолвить: “Да”. Дрожь в теле усилилась. А что если она уже кому-то раскрыла мой секрет?

Через час она позвонила в дверь. Я успел несколько успокоиться. Ивонна быстро прошла в комнату, не поздоровавшись, и села в кресло. Я закрыл дверь и остался стоять на ногах. Ивонна хладнокровно сказала: “Вы потеряли некоторые свои журналы? Я их внимательно прочитала. Мне это показалась необычным”. Я не знал, что ответить.

“Надеюсь, вы понимаете, что я могу обо всем этом рассказать вашим друзьям и другим студентам?”. Я задрожал, подобно собаке: “Пожалуйста, Ивонна не делай этого!”.

“Однако, я могу подумать и никому об этом не рассказывать при некотором условии”, – продолжила она. Я не возражал: “Все что ты хочешь, только никому не говори”.

“Итак, слушай мои требования. Отныне ты будешь делать все, что я тебе скажу. Ты будешь подчиняться мои приказам и распоряжениям. Будешь делать все согласно с моими капризами. Я хочу делать с тобой то, что делают женщины с мужчинами в этих журналах. Но твои желания я выполнять не собираюсь. Ты будешь моим рабом. И здесь только мои желания будут иметь значение. Понятно?”.

Трудно было поверить в то, что я услышал. Такого я не ожидал. Разве эта невинная и симпатичная девушка способна на такое? Я не знал, что делать. Но идея быть рабом красивой женщины преследовала меня всегда. Но к чему все это может привести? Я только нерешительно начал: “Ну, я не знаю…”. Однако Ивонна резко оборвала: “Перестань болтать! Либо ты будешь делать все, что я тебе говорю, либо…я всем расскажу о твоих пристрастиях через 3 дня…Подумай об этом!”.

Глава 2. Ивонна становится моей Госпожой

Выбора особо не было. Мне не улыбалась перспектива, что об этом все узнают. Поэтому я смиренно ответил: “Я сделаю все, что захочешь, Ивонна”.

“Называй меня Госпожа Ивонна!”, – приказала она командным голосом. “И не надейся, что будет легко. Если ты будешь плохо исполнять мои распоряжения, я тебя накажу. Однако если ты вздумаешь возражать, я всем открою твой секрет. Это будешь продолжаться столько, сколько я захочу! Когда я пожелаю, я тебя отпущу”.

“Да, хорошо”, – ответил я.

“Как ты позволяешь себе обращаться ко мне, раб?”

“Да, Госпожа Ивонна!”.

“Так-то лучше. Теперь покажи мне свое уважение!”

Не зная, что точно надо делать, я не слишком охотно встал на колени перед стулом, на котором она сидела и посмотрел на нее. Лицо ее оставалось неподвижным. Я нагнулся вперед, коснулся лбом пола и начал покорным голосом: “Госпожа Ивонна, смиренно умоляю вас принять меня в качестве своего раба. Я знаю, что не стою этого. Однако я сделаю все. что в моих силах, чтобы выполнить каждый ваш приказ и служить вам так, как вы того желаете. Распоряжайтесь мной так, как пожелаете. Для меня невероятная честь быть вашим рабом!”.

Сказать честно, я и сам поразился тому, что так быстро проговорил. Это шло из глубины души: мое тайное желание. Я так давно мечтал служить такой красивой молодой девушке. Она осталась вполне довольна моими словами: “Хорошо для начала, раб!”. При этих словах она положила мне на затылок правую ногу.

“Для начала запомни основные правила:

Во-первых, я буду использовать тебя как своего раба в любое удобное для меня время. Ты будешь подстраивать свои дела в соответствии с моими пожеланиями. Ты должен быть готов к тому, что распоряжения могут быть внезапными, но выполняться все должно незамедлительно”.

Во-вторых, я могу вызвать тебя к себе или придти сюда. Как только ты увидишь меня, ты сразу же должен встать на колени и ударить лбом об пол. И до следующего распоряжения ты не имеешь права подниматься!”.

И, в-третьих, я буду приказывать тебе проявить мне свое уважение. Тебе лучше придумывать постоянно новые слова. Если ты будешь повторять одно и то же, ты пожалеешь об этом! Понятно?”, – для лучшего уяснения ее слов она подтолкнула сапогом мой затылок.

“Да, Госпожа Ивонна!”

Она убрала ногу с моего затылка, сказав небрежно: “Начни слизывать грязь с моих туфель“. Я посмотрел на ее сапоги. Они действительно были грязными: на улице было слякотно. Я осторожно начал слизывать грязь, начиная с кончика сапога. У меня стало усиливаться волнение! Многие сотни раз я воображал себе, каково это – вылизывать обувь госпожи языком в реальности – но это было неописуемо! Я глубоко вдыхал запах мягкой кожи, стараясь не пропустить ни одной мелочи, не оставить ни одной пылинки…

Сначала я облизал верхнюю часть правого сапога, но понял, что этого недостаточно. Поэтому я осторожно, как хрупкую ценность, взял в руку ножку Ивонны и стал облизывать подошву сапога. Волнение только усилилось! Ничего подобного я раньше не испытывал! Краем глаза я посмотрел в лицо Ивонны и заметил уверенное в себе и вполне довольное выражение. Казалось, ее нисколько не удивило мое усердие и послушание. Как будто она была убеждена, что мужчина должен вылизывать ее обувь. Несмотря на то, что я ощущал маленькие песчинки на языке, мне это не казалось чем-то отвратительным. Закончив с правым сапогом, я приступил к левому, стараясь не менее тщательно выполнять свою работу. Ивонна меня не торопила. Может быть, ей это тоже нравилось? Закончив я вернулся в мое исходное положение, ударив лбом об пол, и стал ждать дальнейших распоряжений.

К моему удивлению, Ивонна резко сказала: “Ты делал все плохо!”. Она встала, сильно ударила меня в бок сапогом: “Ты не заслуживаешь благодарности за такую работу! А теперь сделай мне чай и принеси печенье!”. Я попытался встать и пойти на кухню, но она остановила меня: “На колени! Озвучиваю четвертое правило: находясь со мной в комнате, ты можешь передвигаться только на четвереньках, на коленях или ползать на животе. У двери я разрешаю тебе встать. Начинай делать так, как я хочу!”

“Ложись на живот!”, – приказала она. Я лег, она села мне на спину, положив ноги на плечи: “Ползи!” Продвигался я довольно медленно, используя все возможные силы. Ивонна сказала довольно резко: “Слабак! Двигайся быстрее! Для тренировки проползи несколько кругов, чтобы ты уяснил, что это надо делать быстро!”.

Так я прополз как минимум 10 раз по комнате. Дыхание участилось, я сильно вспотел от усилий. Но Ивонна, “обучая меня скоростному переползанию”, весело смеялась. Наконец, ей надоело. Она встала и приказала принести ей чай и печенье, и села на стул. Вернувшись, я поставил поднос на маленький столик рядом с ней.

“Сними мне обувь. Я устала и хочу расслабиться”, – поступил следующий приказ. Я опустился на колени перед стулом Ивонны и осторожно снял сапожки. Я увидел ее прекрасную ножку в белом носочке. Я даже почувствовал запах ее ножки – смесь сладкого запаха пота и мягкой кожи ее сапожка, который я все еще держал в руках. Как бы я хотел прикоснуться руками и вдохнуть аромат ее ножки! Но осмелиться я не мог – подобного распоряжения не было! Я снял второй ее сапог и, держа их в руках, остался ждать дальнейших указаний.

Ивонна достала книгу из своей сумки. А мне приказала служить как” подставка для ног“, пока она читает. Я положил ее сапоги перед моим лицом и остался на четвереньках. Она же, положив мне ноги на спину, начала читать. Время от времени она ела печенье или пила чай.

Все, что я мог – это впитывать аромат ее сапог! Я пытался погрузить нос глубже в ее сапожки, чтобы чувствовать аромат еще сильнее. Все это было великолепно! Сапожки Ивонны были довольно поношенными, поэтому они уже заметно впитали запах ее ног. Я старался им насытиться как можно больше! По мере того, как я втягивал в себя фантастический запах ее ног, продолжало расти мое поклонение и преданность Госпоже Ивонне. Краем глаза я видел, что иногда она посматривала на меня не без изумления.

Итак, 2 часа я должен был быть “подставкой для ног” Ивонны. Я оставался все это время в неподвижном положении, служа Ивонне, но время пролетело незаметно. Я даже пожалел, что время уже закончилось. Мне оставалось только надеяться, что Ивонна будет позволять мне это делать как можно чаще…

Ивонна ушла в ванную, потом вернулась и сказала: “Мы не успели позаниматься математикой. Поэтому сделай мою домашнюю работу сегодня, как я уйду, я оставлю свою тетрадь и положи в мой почтовый ящик. Мне нужно сдать работу завтра. Так и будем поступать в дальнейшем. И будь убедительным, чтобы преподаватель не понял, что это не я выполняла задания. Иначе у тебя будет много больше проблем, чем у меня. И в дальнейшем ты будешь моим репетитором бесплатно. А деньги, которые родители выдают мне на занятия с тобой, я буду отныне тратить на новую одежду, обувь или дискотеки”.

Это было сказано так расчетливо, что я потерял дар речи. Ивонна из всего хотела извлечь выгоду. Столь невинная и милая девушка, какой она мне казалась, за 24 часа унизила и принудила меня делать, что ей нужно, и была в этом неподражаемо беспощадна.

“Но прежде, чем я уйду, вылижи мои ноги. Мне не к чему мыть их водой. если есть твой язык. Сними мне носки. Но прежде я разрешаю тебе понюхать их. Скажи мне. как они пахнут?”, – она вытянула ноги. Я понюхал один носок и стал его вдыхать, потом второй…Аромат был значительно сильнее, чем от ее сапог. Я только и смог вымолвить: “Они пахнут чудесно, Госпожа Ивонна! Я не могу подобрать слов, чтобы описать мой восторг!” Она начала громко смеяться, прямо корчилась от удовольствия. Затем опустила ноги и приказала мне снять носки.

Сняв носки, я с наслаждением смотрел на ее обнаженные ноги…Я их видел впервые. Я предполагал, что они великолепны, но теперь сомнений в этом не было. Ее пальчики были ровные, а ноги просто идеальной формы.

Она прервала мое бессловесное восхищение: “Вылижи их начисто! До последней пылинки!”.

Я осторожно взял ее левую ногу и начал аккуратно ее вылизывать глубокими, медленными движениями, стараясь не пропустить ни одного миллиметра…Затем я приблизился к ее пальцам. Каждый пальчик я глубоко засунул в рот, тщательно высасывая его. Я не забывал места между ее пальчиками. Наконец, я поднял ее ногу чуть выше и начал вылизывать ее стопы. Для меня это было самое прекрасное! Я ощутил соленый вкус пота на ее ногах и разволновался сильнее. Я не хотел останавливаться, но она приказала мне остановиться.

Внезапно она резко отдернула ногу и сильно ударила в бок, так сильно, что я упал на спину: “Ты щекотал меня. Не делай этого!” Она велела продолжить, но видимо я снова щекотал ее. Она снова отдернула ногу и пнула меня еще сильнее: “Я справлюсь без кнута, если нужно дисциплинировать тебя!”. На этот раз, когда я продолжил лизать, та сторона бока болела довольно сильно. Когда я закончил, и она, казалось, была довольна, она сказала мне лечь на спину, села на меня и потерла ноги о мой свитер, используя меня в качестве полотенца. Потом она села на стул, и приказала одеть ей носки и сапоги. Уходя, она сделала напутствие: “Я буду к шести. Приготовь мне хороший ужин! Для меня, а не для себя! И не забудь о моей математике!”.

Она вышла. А я продолжал стоять на коленях на полу, стараясь осмыслить то, что произошло. Это была смесь непонимания и глубокого восхищения. Что она сейчас сделала? Как за такое короткое время ей удалось так меня унизить? И как она очаровательна, моя Госпожа Ивонна! Я стал ее абсолютным рабом. И дело было не только в том, что она могла рассказать всем о моих тайных пристрастиях…В глубине души я хотел того, что случилось, страстно хотел…

Весь вечер я терпеливо выполнял задания Ивонны, подражая ее почерку. Только к часу ночи я закончил и сбросил тетрадь в ее почтовый ящик, где меня ждала записка: “Для моего раба: жду первоклассный ужин!”

Глава 3. Отношения Госпожи и раба

Как мне все успеть? Я умел хорошо готовить, но времени завтра на приготовление первоклассного ужина у меня не было. Мне нужно было посетить лекции в университете. Но я вспомнил ее желание: ее дела важнее всех моих. Безусловно, прекрасный ужин для Госпожи Ивонны много важнее моей учебы. И я решил пропустить завтра лекции. Домой я вернулся поздно, уснул в пол третьего. Но в 7 утра я уже встал, позавтракал и поехал на закупки продуктов для ужина. Надо было приготовить четыре блюда. На приготовление ужина ушел весь остаток дня.

Чуть позже 6 вечера в дверь позвонили. Я открыл. Ивонна вошла без слов. А я также, как и вчера, “бил челом” перед ней. Она сразу же приказала: “Подавай первое блюдо. И побыстрее!”. Она прошла в комнату, а я на кухню – за супом. Когда я вошел в комнату, то опустился на колени и аккуратно нес тарелку, стараясь не расплескать. В комнате я красиво сервировал для нее стол. Ивонна отодвинула стул от стола и сказала: “Сегодня ты послужишь мне вместо стула“. Я встал на четвереньки, и она села мне на спину.

Суп она кушала довольно долго. Когда же закончила, то приказала мне подать следующее блюдо. Я принес на коленях к столу – и все повторилось: я снова служил ей стулом. Время от времени она отламывала кусочек хлеба из корзины, крошила его пальцами и бросала на пол, смеясь: “Ешь, раб! Ты не должен голодать! Тебе понадобятся силы, чтобы служить мне!”. К концу ужина руки у меня устали держать Ивонну: ужин продолжался слишком долго. Вероятно, ей все понравилось.

После ужина, она встала с меня и села в кресло: “Хорошо, мне понравилось. Убирай со стола!”. Когда я вернулся, она приказала мне лечь на спину: “Вчера мне было очень весело. Но сегодня я хочу больше. Ты послужил как домашний раб. Теперь я хочу использовать твое лицо в качестве подушки, на которой я буду сидеть. Сними с меня сапоги!”.

Я взял ее ножку, с нежностью снял сапог. Мне показалось, что Ивонна была в тех же белых носках: они пахли еще сильнее, и мне настойчиво захотелось впитать этот аромат…Но Ивонна смотрела на меня. Поэтому я снял второй сапог. Потом она сняла свои джинсы и свитер и осталась в трусиках, бюстгальтере и белых носках. Это было как волшебство. Тело ее было изумительно прекрасно. Я не сомневался в этом и раньше. Но теперь я мог все это видеть!!! Ее безупречную кожу, стройные ноги – мечту – любого мужчины. Я захотел прикоснуться к ней, войти в нее…Но сразу же отогнал от себя эту мысль…

Я всего лишь ее раб, подставка для ног или что-то в этом роде…Я был убежден. что она не воспринимает меня как мужчину. Я – лишь раб, которого она использует для удовлетворения своих прихотей. И случится такой день, когда она попросту забудет меня. Но я то знал, что никогда не забуду эту девушку.

Итак, Ивонна встала надо мной, затем медленно опустилась над моим лицом. Я увидел идеальную форму ее ягодиц. Это была самая красивая попка в такой непосредственной близости от меня. Волнение отразилась в моих брюках…член запульсировал. Наконец, Ивонна своим весом села на мое лицо. Больше я ничего не мог видеть – только ее ягодицы. Я ощущал только трусики Ивонны, и как мое лицо “утопает” в ее попе.

Я услышал ее слова: “Довольно удобная подушка для сидения”. Интересно, как Ивонна догадалась использовать меня таким образом? В моих журналах ничего подобного не было. Значит, у нее было отличное воображение! Но вдруг Ивонна встала и сняла трусики. Затем медленно опустилась на мое лицо. Я был просто на небесах от свалившегося на меня счастья!!!

В это время Ивонна листала журнал и комментировала записи о разных звездах кино, при этом замечая в мой адрес: “Это настоящие мужчины, не то, что ты”.

Наконец, она отложила журнал и расстегнула мои брюки. Она протолкнула свои ноги внутрь брюк, не вставая с моего лица. Ногами она не шевелила. Она просто положила их на мой член. Кончить я не мог. Вероятно, ей хотелось подразнить меня. Она то убирала ноги с моего члена, то ставила на него. Я изнывал от желания. Потом она встала с меня и посмотрела: ей было приятно, что я на взводе. Но на желания мои ей было наплевать, и она просто еще раз хотела показать мне, что имеет надо мной власть! Для меня она была Богиней!

В следующие несколько недель Ивонна все больше и больше завладевала мной. То она приходила ко мне, то вызывала меня к себе, если родителей не было дома. Часто она звонила мне внезапно, так что я должен был менять свои планы. Удовлетворение ее прихотей стало смыслом моей жизни. И я все меньше думал о том, что ее влияние на меня усиливается. Я был ее раб, не больше чем пыль под ее ногами.

Во время встреч она позволяла мне лизать ее ноги, использовала как вещь: подставка для ног или как домашнего раба. Если я был у нее дома, то выполнял дела, которые ей поручали родители. Она же смотрела телевизор, развлекалась и тратила на свои нужды деньги, которые должна была платить мне за репетиторство.

Особенно ей нравилось унижать меня. Так, однажды дождливым апрельским днем, когда я встал у ее ног у двери, она сердито поинтересовалась, почему у двери нет коврика: “Отныне, как только я буду входить, ты должен ложиться на пол передо мной, на спину, а я буду вытирать обувь. Давай, ложись!”.

И я лег на спину, и она, не колеблясь, наступила на меня. Встав всем весом, она вытирала свои туфли о мой свитер. Она делала эта так, как будто я был самый настоящий коврик под ее ногами. А ведь я жил в коммунальной квартире! Как мне было страшно, что кто-нибудь из соседей увидит меня на полу под ногами Ивонны! Но ее это нисколько не заботило! Все же мне пока везло, и никто этого не видел.

Глава 4. Подруга Ивонны

Ивонна назначила мне встречу в начале июля. Когда я приехал, я увидел журналы, лежащие на ее столе, те самые, что она взяла у меня. Ивонна отдала их мне: «Ты выполнил свою задачу. Тебе больше не нужно быть моим рабом. Я освобождаю тебя, возвращаю журналы и обещаю, что никогда не скажу ни слова о твоих склонностях. “

Я испытал ужас, ее слова были как удар. Если бы она отдала мне журналы с самого начала и обещала бы хранить молчание, я был бы счастлив. Но теперь я был настолько зависим от нее – это нельзя назвать по-другому. Сейчас я не могу представить жизни без ее господства надо мной. Всю свою жизнь я хочу прожить как раб у ее ног – больше мне ничего не нужно.

Итак, я потерял дар речи от ее слов, широко открыв рот и глаза. Она улыбнулась как-то странно и продолжила: “Теперь ты свободен. Но если ты хочешь остаться моим рабом ты будешь моим рабом раз и навсегда. Ты все бросишь, все, что у тебя еще есть ради меня. Сейчас ты можешь принять решение, изменить которое будет нельзя. Если ты выберешь рабство, ты навсегда останешься моей собственностью….Я бы на твоем месте выбрала свободу”.

Я не колебался, решение пришло мгновенно. Я рухнул у ее ног, умоляя: “Я не могу представить себе другую жизнь. Госпожа Ивонна, без вас жизнь теряет смысл. Спасибо за то, что дали мне возможность служить вам и быть ковриком для ваших ног. Я прошу принять меня как вашу вечную собственность. Я сделаю все от меня зависящее и никогда не разочарую вас. Только, пожалуйста, не выгоняйте меня!”

Она улыбалась. Неужели она знала, как я на все это отреагирую. Она выглядела очень довольной. Я дал ей понять, как сильно от нее завишу. Она спокойно сказала: “Хорошо, ты сам сделал выбор. Отныне ты будешь жить только для меня. Однако забери свои журналы. Мне они больше не понадобятся. Моя власть над тобой безгранична!“.

Она отправила меня домой. И я был бесконечно счастлив, что мне позволено лежать у ног моей Госпожи.

Летом Ивонна встречалась со мной также часто, хотя и не нуждалась в математике: были каникулы. Но идеи, как повеселиться со мной, у нее не иссякали…

Однажды в конце августа Ивонна велела мне придти к ней. Когда я вошел, она сказала встать мне на четвереньки, одела собачий ошейник, прицепила поводок и повела меня в свою комнату. Она сказала, что мы неплохо повеселимся: родителей не будет дома весь день. Но как я был поражен, когда увидел в комнате юную девушку, которая улыбнулась, увидев меня.

“Это Лора, – представила Ивонна, – ты будешь обращаться к ней “Мисс Лора”. А сейчас покажи, как ты уважаешь подругу своей Госпожи!”.

Я повиновался, подполз на четвереньках к Лоре, дотронулся губами до ее правой кроссовки и несколько раз почтительно поцеловал. Я приветствовал ее: “Мисс Лора, для меня большая честь встретить вас”. Я поцеловал другую ее кроссовку. Лора была восхищена, она не ожидала увидеть подобное. Ивонна сказала, что все больше и больше мужчин (я один из них) понимают, что их место в жизни – у ног женщины: “Мир принадлежит женщинам”.

Затем Ивонна приказала мне вылизать подошвы кроссовок Лоры, нюхать носки и вылизать языком ноги.

Я осторожно взял ногу Лоры, лег на живот и начал облизывать подошвы ее кроссовок, высвобождая маленькие камни, скопившиеся в трещинах. Глотал их я с удовольствием. Я снял ее кроссовки и почувствовал запах носков, вымолвив: “Мисс Лора, мне нравится аромат твоих прекрасных ног!”. Ивонна с интересом наблюдала за мной. Я заметил, что запах Лоры отличается от запаха Ивонны – он более горький, но такой же красивый.

Наконец, я снял носки и продолжил лизать ее ноги. Я не торопился, облизывая стопы и обсасывая каждый палец и промежутки между ними. Когда я закончил, Ивонна приказала мне снять с нее туфли и носки. Затем она приказала мне встать на четвереньки. И обе девушки положили на меня свои ноги. Я снова – “подставка для ног”. Все время, пока я служил им подставкой, они оживленно беседовали. Потом меня отправили домой. Но я не перестаю мечтать о новой службе Госпоже Ивонне.

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *