Первые опыты наслаждения и боли фемдом рассказ

Первые опыты наслаждения и боли: рассказ. Часть 4. Куинн жестко трахает Терезу страпоном…Признание Терезы

Ключевые темы рассказа: страпон, лесби фемдом, бондаж

Предыдущая часть: Часть 3. Снова потерял девственность от страпона Куинн

В этот момент, когда Тереза сосала мой член, я почувствовал, что страпон снова входит в мою дырочку… Видеть я не мог – я все еще был с повязкой на глазах! Куинн уже была готова ко второму раунду. В этот раз она настойчиво втолкнулась внутрь, куда более настойчиво. С одной стороны, Тереза сосала мой член, с другой – Куинн вставила страпон в мою дырочку. Продержался я недолго…

Я только хмыкнул сквозь сжатые зубы, когда кончил в рот Терезы. Она приняла все, что я ей дал, глотая и смакуя каждую каплю.

Но на это было только начало! Как только я кончил, Тереза не оставила в покое мой член, а продолжила его возбуждать. И Куинн продолжала “исследовать” страпоном мою дырочку. В результате такой их “совместной деятельности” моя эрекция быстро восстановилась. Скорее всего, я не успел ее потерять. Просто член стал полумягким на несколько минут, но “двойное проникновение” девушек снова возбудило мой член.

Тереза выпустила мой член изо рта. Она гладила его рукой, когда Куинн трахала меня. “Пожалуйста, Куинн,” – просила она слабо, практически умоляя, и я понял, что она еще не кончила.

“Хорошо. Ты заслужила это, – сказала Куинн, – и тут же вытащила страпон из моей задницы. “Почему бы тебе не показать это своему другу?”

“Да… спасибо”, – сказала Тереза. Она сняла повязку с моей головы, и я снова увидел ее с завязанными глазами. У нее была странная, виноватая улыбка на лице, когда она села на мой член…

Это было чертовски хорошо. Горячая и напряженная, она немного визжала, когда я полностью проник в нее.

В это время Куинн страстно целовалась с Терезой, грубо дразня ее рукой ее сосок. Их поцелуй закончился. “Пожалуйста, дай это мне . . .”, – просила Тереза.

«Хорошо, дорогая. Я сделаю», – ответила Куинн. Затем толкнула Терезу на меня сверху. Я видел лицо Терезы, когда она стояла в позе раком перед Куинн. Тереза нежно благодарила Куинн…

Но в отличие от меня, никто не готовил анал Терезы к страпону. Куинн не была с Терезой мягкой. Она просто добавила новый слой смазки к страпону и направила его головку в дырочку Терезы…Куинн грубо втолкнула страпон в дырочку Терезы, и она закричала одновременно от боли и удовольствия. Куинн вскоре проникла в Терезу. Та билась и кричала, но Куинн крепко ее держала…Я не знал, что и подумать…Но по какой-то непонятной причине разволновался…

Итак, Куинн то глубоко вводила страпон в дырочку Терезы, то вынимала его, поглаживая при этом задницу Терезы. Казалось, Куинн безжалостно сверлила анал Терезы. Так как я находился внизу, я пытался уловить их ритм – все это время я стимулировал клитор Терезы. Куинн двигалась настолько стремительно, что, казалось, разрывала Терезу…

Все мы… приближались к оргазму в этом странном соединении боли, удовольствия и силы. Тереза достигла оргазма первой: двойная стимуляция влагалища и анала явно была слишком сильной для нее! И она дергалась, пока не упала без сил…

Тереза лежала на мне сверху, прижав голову к моей груди, с открытым ртом и тяжело дыша, ее тело дергалось синхронно с резкими толчками страпона Куинн. Но я понял, что оргазм еще не завершен, и ее сексуальный писк и визг боли и удовольствия начали увеличиваться. Наконец, она издала еще один крик, ее тело содрогнулось от восторженной радости.

Казалось, все ее тело сжалось вокруг моего члена…Я не мог больше сдерживаться. Я вошел в ее сладкое пульсирующее лоно… А Куинн выдерживала тот же темп со страпоном. Казалось, она не устала от этого! С ворчанием и содроганием она тоже достигла апогея и упала на Терезу…Я почувствовал, как обе они прижимают меня к кровати.

«Ааа … это было хорошо», сказала Куинн, сияя в блаженстве. Она вытащила страпон из Терезы. Затем отстегнула ремень и освободила его от своего мокрого влагалища. Я был шокирован, увидев, как чертовски огромен другой конец … Стимулятор влагалища был в два раза толще и длиннее по сравнению с тем, которым она меня трахала. И этот огромный монстр был все время внутри ее?

Тереза развязала мои руки. Она смотрела на меня пристыженная, смущенная, возможно, боялась того, что я собирался сказать, или, может быть, боялась того, что я думал. Но она выглядела так чертовски мило, что мне было все равно, и я страстно поцеловал ее.

Я обнялся с Терезой и собирался заснуть. Куда пошла Куинн, я не знал. Но, если честно, мне было все равно… Утром я хотел показать злость.

* * * 

И мне было больно. Очень больно, невыносимо больно. Нужно было просто смириться с этой болью. Я попытался найти положение, в котором в моей прямой кишке как можно меньше бы чувствовалась боль. Хотя я понимал, что мое испытание было сравнительно легким по сравнению с тем, что пришлось пережить Терезе…

Когда я проснулся, Терезы не было рядом. Куинн тоже не было, хотя я слышал отдаленный разговор.

Что случилось прошлой ночью?!? О чем, черт возьми, я думал ?!? Казалось, все произошедшее врезалось в мое сознание одновременно, и не только то, что было сделано со мной, но и то, что было сделано с Терезой! Когда я думал обо всем этом, ее поведение пугало меня больше всего на свете.

Но сегодня утром я должен был четко расставить приоритеты. Я встал и после необходимой гигиены решил поесть. Я прошел на кухню, еще раз поражаясь огромности этой квартиры. Тереза и Куинн завтракали. Они обе обернулись на меня, когда я вошел…Они выглядели совершенно нормально…как две студентки колледжа во время завтрака в пижамах.

Мои мысли начали путаться. Я что представлял себе, что Тереза будет есть из собачьей миски? Но они болтали и вели себя как самые обычные девушки. А расцветка пижамы Куинн была нежно-голубого цвета с изображениями кроликов. Увидев меня, Куинн что-то прошептала Терезе, и та хихикнула невинно и застенчиво, как и всегда…

Я насыпал себе в чашку хлопьев, залил молоком и сел между Терезой и Куинн. В это время Куинн закончила завтрак и ушла, обменявшись с Терезой коротким нежным поцелуем. Я обрадовался ее уходу. Тереза хотела поговорить со мной. Но я чувствовал себя плохо и вынужден был выйти.

Я опять был наедине со своими мыслями. Куинн пугала меня. Эта девушка контролировала и меня, и Терезу, подавляла и манипулировала без насилия и угроз, используя только слова и взгляды. И я играл по правилам Куинн. Кто я теперь? Я чувствовал себя бесхребетной медузой.

Я попрощался с Терезой и поспешил уйти. Ночь была слишком странной. Слишком много было всего необычного. Мне нужно было подумать. Потом, возможно, выпить. И думать дальше. В общем к концу выходных мне надо вернуться в нормальную жизнь студента колледжа.

Настал понедельник, и я снова увидел Терезу. Она выглядела так, как я увидел ее в первый раз: это милое ангельское лицо, эти умные очки и это симпатичное спортивное тело. И мы как обычно встретились во время обеда.

Говорили сначала ни о чем. Потом я перешел к тому, что произошло в выходные. Я спросил ее почти обвинительным тоном: “Тебе нравится, когда с тобой обращаются жестко?”. Тереза покраснела, она, как будто, хотела сжаться и исчезнуть. На меня она не смотрела. Я сказал, что не ожидал ничего подобного. Тереза выглядела так, что вот-вот может заплакать. Но я хотел получить ответ, хотел ее разъяснений по поводу того, что произошло. На все мои недоумевающие вопросы Тереза тихо ответила: “Это не то, что ты думаешь”. Я потребовал объяснений, мне нужно было в этом разобраться. И вдруг Тереза тихо сказала: “Я люблю ее”…

Такого ответа я не ожидал. Я пытался выяснить, почему Тереза позволяет обращаться с собой как с куском мяса? Как она позволила этому случиться? Но Тереза упрямо твердила о своей любви к Куинн. В ее глазах я читал и боль, и стыд, и испуг…

Я не понимал, чего ей бояться. Если она любит Куинн, ей нечего бояться того, что я могу порвать с ней отношения. Тереза сжала мою руку и сказала, что Куинн тоже любит ее. Какой бы ни была правда, в глазах Терезы я читал уверенность в том, что она верит в это безусловно.

Я закрыл глаза и кивнул: “Хорошо. Я готов принять это”. Но это знание испортило мне настроение. Моя девушка была влюблена в доминатрикс. Что может быть хуже?

Тереза начала изливать сердце, вспоминая историю знакомства с Куинн, как много пережила Куинн, как они подружились и стали любовницами, а потом…потом все остальное…Стыдно признаться, но некоторые моменты этой истории вызвали у меня возбуждение…Кроме того, Тереза рассказала, что в богатой и привилегированной жизни Куинн была жестокая детская травма. Но Тереза не прояснила деталей. И вот они жили вдвоем: обеспеченная во всем Куинн и Тереза с весьма скромными доходами. И Тереза считала, что должна помочь Куинн в ее психологической травме…

Я спросил, когда все это у них началось. И был обескуражен ответом: это продолжалось три года. Значит, Терезе тогда было 16 лет. Мог ли я конкурировать с Куинн?

Как выяснилось, в начале их отношений они были близкими и любящими другу другу. Но постепенно Куинн стала меняться. Они не были ни в чем равны. У Куинн были деньги, она уже получила ученую степень в области медицины. Куинн становилась агрессивней, ее сильная воля желала доминации над молодой и неуверенной Терезой. Постепенно это вылилось в то, что я видел в ту ночь.

Я почти с презрением бросил, как Тереза могла все это допустить. Но она мягко возразила, что ей так нравится… Словами она выразить это не могла. Я недоумевал: “Как ей нравится быть секс-игрушкой?”. Я не мог этого понять…Обед закончился. Мы пошли в аудиторию на лекцию.

Всю неделю мы избегали в разговорах упоминать о Куинн. Просто я пресекал попытки Терезы заговорить о Куинн. К счастью, в эти выходные Куинн уезжала. Мы могли побыть в квартире вдвоем с Терезой…

А это значит, что не будет страпона, завязанных глаз, наручников, беспомощности…Я представлял хороший мужской секс, как это должно быть в природе…Я также предполагал анальный секс…

На этот раз я приехал в точно назначенное время. Но все равно нервничал. Непонятно почему. Как будто ожидал увидеть Куинн, которая потащит меня внутрь и дальше будет невесть что…

Открывшая дверь Тереза одарила меня невинной и нежной улыбкой, от которой я растаял. Я не мог не улыбнуться ей. Выглядела она невероятно сексуально в узкой кремовой водолазке и синих джинсах. Шелковистые волосы она собрала в милых хвостик.

Сначала мы занимались учебой. Потом Тереза без перехода сняла очки и водолазку…На ее запястьях были те же наручники. Соски затвердели от предвкушения удовольствия. Она стала массировать грудь, томно вздыхая. В ее глазах я увидел одновременно и знойное желание, и стыд, и страх, и испуг…Это был невероятно сексуальный взгляд. Она не сказала ни слова, просто пошла по коридору в спальню…

Продолжение следует

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *