Экстремальный фемдом рассказ

Экстремальное рабство

Темы рассказа: домашнее рабство, прислуживание, клеймение, пытки, кляпы, клетка, страпон, принудительный секс, унижение

День первый: педикюр Госпоже, клеймение в комнате пыток, первая ночь в клетке

Мы долго ехали по ухабистой дороге (я находился в багажнике). Внезапно машина замедлила ход, остановилась, и двигатель заглох. Моя хозяйка вышла, и я услышал, как хлопнула дверь и стук ее каблуков по твердому полу ее гаража. Крышка багажника открылась. В лицо ударил яркий свет. «Встань лицом к стене!» – быстро сказала она мне. Я выполнил. Она надела мне на глаза повязку. Я не долго простоял на ногах. Прозвучала новая команда: «На колени!»

Она стояла сзади меня и толкнула в колено, так что я быстро упал на колени. Она встала передо мной и сказала: «Я пойду наверх и приму душ, ты останешься здесь на полчаса, до тех пор, пока не прозвенит будильник! У тебя будет 2 минуты для того, чтобы выбраться из гаража в дом, глаза останутся в повязке. Передвигаться тебе позволено на четвереньках. Если ты нарушишь что-либо, будет наказание ».

«Да, Госпожа»,

Я услышал удаляющиеся шаги хозяйки по направлению к двери. Затем открылась дверь. Прежде, чем уйти, она добавила: «И не пытайся снять повязку. Если я замечу, ты получишь дополнительное наказание!» Я услышал, как закрылась дверь, и ясно ощутил холодный каменный пол подо мной. Прошло какое-то время (не знаю, как долго я полностью потерял чувство времени), и я начал замерзать. Протекли бесконечные минуты, когда я, наконец, услышал, как зазвонил будильник.

Я начал ползти сразу, к счастью, я знал, по крайней мере, где дверь. Несмотря на то, что я посещал Госпожу по крайней мере 5 раз после того, как договорился о встречах по объявлению, я не знал, где находится дом, но знал, как выбраться из гаража. Я открыл дверь, переполз и пробежал по лестнице, прежде чем я осторожно поднялся на четвереньки, добрался до верха, открыл другую дверь и теперь почувствовал паркет под собой. Через несколько метров я снова услышал голос моей хозяйки”

“Сюда”

Я пополз к ней, пока не уткнулся в ее колени.

«На колени!» – спокойно сказала она и сняла с меня повязку. Я опустился перед ней на колени. Она лежала на своем дизайнерском великолепном диване. На ней был черный шелковый костюм. Она залепила мне звонкую пощечину: «Опусти глаза, похотливое существо!
«Да, Госпожа!»

«Хорошо! Принеси ножницы для ногтей и пилку – найдешь их на кухне и маленькое блюдце, прозрачный лак для ногтей – из ванной и немного ваты! »

Не говоря ни слова, я пополз на четвереньках на кухню, быстро достал нужное и пополз назад. Моя хозяйка включила телевизор и поставила передо мной ноги на столик. Я поставил все необходимые предметы на стеклянный столик, опустился на колени перед моей Госпожой, прижал голову к полу и стал ждать дальнейших указаний. Госпожа сразу поставила себя так, что к выполнению нового задания я приступал после ее команды. Краем глаза я увидел, что она глотнула вина из бокала и поставила его обратно на стол. “Подстриги мне ногти на ногах, подпили их и покрой лаком! Но аккуратно! Обрезки собери в блюдце!”, – скомандовала она спокойно и небрежно, не взглянув на меня. Пока ее внимание было уделено только телевизору. Я встал на колени и начал аккуратно подстригать ей ногти на ногах и собирать обрезки в блюдце. Когда я закончил, она все так же, игнорируя меня, безразлично сказала: «Начинай подпиливать!» Осторожно я начал подпиливать ее ногти. Через некоторое время я закончил и услышал новое указание: «Нанеси лак!» Я скатал вату и положил ее между пальцами ее ног, открыл лак для ногтей и начал аккуратно красить ногти.

Когда я закончил, она повернулась ко мне: «На столе лежит контракт раба, прочитай и подпиши его!”. Я встал на колени и вскоре подписал его.
“Хорошо. Теперь мы будем разучивать новые команды. Первая команда: “На четвереньки!”. По этой команде ты должен встать на четвереньки, выпрямив спину. В этом положении ты стоишь неподвижно и без слов. Ты все понял, раб?”

“Да, Госпожа”, – ответил я, как мне показалось, более покорно. Я выполнил команду. Она положила мне ноги на спину, чтобы просушить лак на ногах.

Через несколько минут она выключила телевизор и снова обула сандалии на высоких каблуках. Я продолжал стоять на четвереньках, когда услышал следующую команду: “На колени! Прикрой член руками!”. Я встал в смиренную позу на колени, прижав ладошки к члену.

Госпожа одела на меня ошейник и поводок, взяв их со столика рядом с диваном. Она защелкнула поводок в металлическом кольце на ошейнике и потянула на себя поводок. Мы “вышли” в коридор, вернее она вышла, а я пополз на четвереньках. Когда я дополз до лестницы на второй этаж, то не представлял, как ползти вверх по ступенькам. Но она потребовала: “Ты поднимешься по лестнице на четвереньках!”. И у меня получилось!

Остановившись перед большой стальной дверью, она открыла дверь и резко сказала, ударив меня поводком по заднице: “Заходи!”. Я вполз в комнату, не веря своим глазам: там везде была плитка, что напоминало старый замок.

В центре комнаты стояла большая чаша. Вдоль стен была как старая мебель, средневековая решетка, так и более новая мебель. На стенах были развешены кнуты и прочие инструменты наказания. А в правом дальнем углу я заметил огромную старую клетку. Госпожа изволила пошутить: “Здесь есть все, что угодно душе раба”. В следующую минуту поступил приказ: “Займи гинекологическое кресло!”.

И я подполз к креслу и вынужден был разложить ноги, подобно женщине на осмотре у гинеколога. Но здесь были предусмотрены ремни, чтобы прикреплять ноги к креслу. Госпожа также накинула ремень на грудь и осмотрела меня с довольным видом.

Она взяла кляп шариком и вставила его мне в рот. Госпожа подошла к чашке в раковине комнаты и опустила в нее металлический стержень: я увидел горячий пар…До меня сразу дошло, что она собирается сделать. О…нет…клеймение. Я попытался закричать, но кляп во рту позволил мне только промычать. Она сказала игриво: “Не шуми! Тебе это не повредит”. В следующий момент она встала у меня между ног, улыбнулась и достала ватный диск и бутылочку. Открыв ее, она смочила ватный диск. Я ощутил запах спирта. “Успокойся!”,- с этими словами она медленно поднесла горячий стержень к внутренней части бедра, резко прислонила на 1-2 секунды. От такой сильной боли я попытался встать и закричать…Это была первая такая нестерпимая боль в моей жизни. Госпожа прокомментировала: “Прекрасно! Такая милая розовая роза”. Она опустила стержень в ведро с водой. Слезы катились по моим щекам…

Спустя несколько минут она освободила меня и указала пальцем место рядом с ее ногами. Я подполз. Она одела поводок и “помогла” мне двигаться быстрее по направлению к клетке. Я полз на четвереньках, дрожь в коленях не унималась…Она открыла тяжелую металлическую дверцу клетки: “Вползай!”. Я заполз, заметив, что клетка была достаточно просторная: я мог сидеть прямо, площадь около 6 квадратных метров. У меня возникло предположение, что эта старая клетка в средние века предназначалась для содержания собак. Госпожа заперла тяжелую дверцу клетки большим железным ключом. Такие ключи я видел в фильмах, когда стражники запирали арестантов. В клетке не было ничего, кроме соломы на полу.

“У меня есть кубики льда. Я дам их тебе, если ты поблагодаришь меня за клеймение“, – глаза у нее блестели. Она медленно освободила ногу от сандалии и положила на клетку. Я смиренно: “Я благодарю вас за клеймение. Носить ваше клеймо для меня – великая честь”. При этом я поцеловал сквозь клетку ее ступню. “Большой палец!”, – слышу я новое указание, и начинаю сосать большой палец. Внезапно она убрала ногу, обулась и начала громко смеяться: “Клетка оснащена таймером. Завтра в 6.00 утра зажжется свет, клетка откроется ровно на 5 минут. Ты выйдешь из клетки, почистишь ванну, затем поднимешься в кухню, приготовишь мне на завтрак тост с лососем, будешь подавать его с кофе. Затем в 6.55 ты должен разбудить меня, целуя мне ноги. Но если ты вздумаешь проспать и не выйдешь из клетки вовремя, ты получишь жесткое наказание. Ты меня понял?”


«Да, милостивая Госпожа»

«Хорошо!». Через щель, которая, вероятно, предназначена для подачи еды, она протолкнула тарелку с кубиками льда в клетку.

«Вы слишком добры, Госпожа». Она энергичным шагом вышла из комнаты и выключила свет, прикрыв стальную дверь. Я кладу кубики льда на рану, наслаждаюсь, пока лед не растает, а затем быстро засыпаю.

День второй: домашнее рабство, бут фетиш всей обуви Госпожи, наказание электрошоком

Когда я просыпаюсь, я испытываю шок: комната освещена. Я спешу открыть дверцу клетки. Удача! Она еще открыта!


Я быстро ползу к стальной двери и открываю ее. Она также оснащена таймером. Я тихо закрываю за собой стальную дверь и ползу к лестнице, где вижу на первой ступеньке записку и что-то под ней. Я прочитал то, что написано в записке:
“Это твоя новая «рабочая одежда». Для работы в саду ты надеваешь рабочую одежду, висящую в сарае!”

Я заглядываю под записку и нахожу что-то напоминающее кожаные стринги: по бокам тонкие ремешки и спереди небольшой кусок кожи, едва прикрывающий гениталии. В такой “рабочей одежде” сразу видна любая эрекция. Я иду на кухню и смотрю на часы: 6:03. Теперь – в ванную, надо вычистить очень тщательно, чтобы не расстраивать свою хозяйку в первый день. Когда я снова смотрю на часы, я испытываю шок: 6:50. Я быстро иду на кухню и готовлю завтрак для моей хозяйки. Тост с лососем и кофе.

Я медленно заползаю в спальню моей хозяйки и засовываю голову под одеяло, чтобы поцеловать ее ноги. Она все еще не просыпается: я начинаю немного облизывать ее подошвы. Внезапно она отталкивает мою голову ногой: «На кухню под стол!» Я слышу ее слегка сонный, но уже доминирующий голос. Я залез под стол и жду. Через несколько минут я вижу свою хозяйку: в ночной рубашке она зашла в ванную. Потом она возвращается в свою спальню, выходит в куртке и короткой юбке, садится на стул и забрасывает ноги в черных туфлях на другой стул. Закончив завтрак, она встает и идет к кухонному шкафу, чтобы достать из него чашку и кружку. Наполнив кружку водопроводной водой, она ставит чашку рядом с ней: «Теперь это твое место кормления, ты принимаешь здесь пищу, если я не определю иначе! Ты будешь есть 3 раза в день”. Она наполняет чашку кукурузными хлопьями. заливает их молоком и ставит на пол на место моего кормления. Уходя, она сообщает: “Сегодня я занята до 15.00. Все это время ты будешь заниматься уборкой в доме. Я посмотрю, как ты справишься с этим! На обед я буду картошку и квашеную капусту”.

Я остался один и придвигаюсь к чашке с хлопьями. Я не просто съедаю хлопья, а тщательно облизываю чашку. Какое-то предчувствие подсказывает мне, что мне не следует расстраивать госпожу.

На часах 7.30. Я начинаю пылесосить и убирать лестницу. Заканчиваю около 10.00. Положив посуду в посудомоечную машину, я ненадолго присаживаюсь в кресло моей хозяйки, чтобы отдохнуть 5 минут. Затем одеваю одежду для сада и иду работать туда. Потом – снова в дом, заканчиваю уборку и приступаю к приготовлению обеда. Я поставил ее обед на стол, когда услышал щелчок замка входной двери. Я взглянул на часы: 15.05. Я быстро ползу ко входу. Госпожа недовольно замечает: “Я ожидала, что ты будешь приветствовать меня на входе! Чего ты ждешь? Сними мне туфли и приведи в порядок! Они должны быть чистыми”. Я ползу к ней на четвереньках, целую ее туфли, осторожно стягиваю их со ступней. Вижу, что подошвы слегка в грязи. Я хочу взять тряпку и вычистить их. Но Госпожа останавливает меня: “Так как ты не встретил меня на входе, вычисти их языком. Включая подошву! А если ты в будущем не выйдешь меня встречать, то останешься без обеда!”

“Да, Госпожа! Больше этого не повторится!”. Она уходит в гостиную, оставив меня облизывать грязь с ее туфель. Это весьма отвратительно – слизывать грязевую пленку, но все же это только вкус земли. Я иду в гостиную и вижу хозяйку на диване. Я занимаю позу на четвереньках, лоб прижимаю к полу – в ожидании команды.

“Оставайся здесь. Я проверю, как ты сделал уборку”. Я слышу ее шаги по всему дому. Наконец, она возвращается, одев на меня ошейник и пристегнув поводок: “Как я и предполагала, ты сделал не все, что следовало. Но сейчас ты это исправишь!”. Она ведет меня на поводке в прихожую, указывая на шкаф для обуви: “Обувь не вычищена. Сейчас ты вылижешь каждую пару языком, а затем кремом для обуви! А я буду наблюдать за твоей работой!”. Она ослабляет поводок и слегка шлепает им по спине: “Приступай!”.

Я достаю первую пару обуви и начинаю чистить языком сначала верх, а потом подошву. В это время моя хозяйка закуривает сигарету и начинает просматривать какие-то записи. Она комментирует мою работу: “Хорошо! Подошвы блестят!”. “Чистка” обуви языком кажется мне отвратительной, но я ее продолжаю. Еще сапоги, туфли, босоножки. Госпожа приказывает мне засовывать в рот каблуки и вылизывать их, что я и делаю. Подошвы босоножек отдают травой. В это время хозяйка начала разговаривать по телефону. Я слышу отдельные фрагменты разговора: что-то о пытках и инструментах пыток. В заключении я слышу ее слова: “В субботу я хочу устроить небольшую вечеринку…Да, да, привези свои девайсы…О, да, он сейчас вылизывает языком всю мою обувь”. Кажется, я начинаю понимать, к чему мне нужно приготовиться в субботу…

Наконец, я почистил 15 пар обуви языком и вычистил кремом. Язык сухой и напряженный, я сильно утомился, подползаю к ногам своей хозяйки и занимаю позу, прижав голову к полу. Поступает новая команда: “Встань! Я кое-что обнаружила, так что придется прибегнуть к суровым мерам! Я не сказала тебе, но время от времени в доме идет запись того, что ты делаешь. Это позволит тебе не расслабляться!”.

Итак, она прицепила поводок к ошейнику и повела меня…в комнату пыток. Открыв дверь, она подвела меня к тяжелому деревянному стулу…Госпожа привинчивает к центру стула деревянный фаллоимитатор и натягивает на него презерватив: “Садись!”. Мне не остается ничего другого, кроме как сесть и позволить этой штуке медленно проникнуть мне в задницу. Несмотря на то, что его размер не очень большой, он напрягает мою “девственную” попку. Госпожа зафиксировала мое положение на стуле кожаными ремнями на груди, запястьях, бедрах, чуть выше колен, на лодыжках. Это было так крепко, что двигаться я не мог…

“Хорошо! Но это еще не все…На колени!”. Я принимаю привычную позу, но украдкой смотрю на нее и получаю пощечину.

“Опусти глаза! Я видела в записи, что иногда ты передвигаешься по дому на двух ногах, хотя тебе это разрешено делать только четвереньках. И сейчас у тебя будет время подумать об этом!”. Она тянет мой поводок к стене. Я очень сильно напуган. Она сзади меня, и я слышу, как она что-то перебирает. Что еще меня ждет? Госпожа тянет меня к деревянному стулу с кожаной обивкой, я сразу не заметил его. Я встал на колени и посмотрел на нее. В руке у нее маленький флакон. Она откручивает крышку и вытаскивает…металлический фаллоимитатор. Я вижу загадочные зловещие устройства. Госпожа протирает жидкостью из флакона фаллоимитатор, тянет меня к себе: “Вставай! Руки назад, согнись вперед!”. Она одевает мне на руки моно перчатку.

моно перчатка

Госпожа затянула пряжки перчатки, взяла поводок и поставила меня между рамой. Я вижу, что блоки загадочного зловещего устройства прикреплены к деревянной плите с отверстиями. Ноги мои слегка раздвинуты. Я почувствовал, что фаллоимитатор входит в меня сзади. Жжения внутри я не почувствовал. Она взяла с полки металлические зажимы и вставила их в отверстия. Потом прикрепила металлический ошейник к моей шее. Двигаться я не могу. Перед собой я вижу объектив камеры и слышу команду: “Встань на цыпочки!”. При этом Госпожа берет в руки кнут и щелкает им. Кончиком кнута она надавливает на один из блоков зловещего устройства. Сквозь анус я ощущаю адскую боль…от сильного удара током. Я начинаю орать, но Госпожа вставляет мне в рот кляп шариком: “Я думаю ты не против, если я сниму фильм об этом”. Она ушла, и я остался страдать один, ощущая неуклонное нарастание ужаса. Ноги дрожат…боль снова проходит через анус. По щекам потекли первые слезы. Я ощутил три удара током, прежде чем Госпожа вернулась. Она слегка пнула меня сандалией, я смог заметить, что на ней тот же черный шелковый костюм. Госпожа вытаскивает кляп изо рта: я начинаю умолять ее…

“Ты больше не можешь?”, – в голосе ее слышатся насмешливые нотки. Она подходит ко мне, дотрагивается кнутом до дрожащих ног, яичек, легко ударяет их: “Ты будешь ползать по дому на четвереньках?”. Я хныкаю и киваю головой: “Госпожа! Я хочу ползать! Я всегда буду ползать на четвереньках. Пожалуйста, освободите меня…”. И меня освобождают. Упав на колени, я ощущаю сильную боль, но тотчас же наклоняюсь и целую ее ступню и раболепно благодарю: “Спасибо, Госпожа!”.

Я получил два быстрых удара по заднице и указание: “Иди в свою клетку. Я устала и хочу отдохнуть”. Я очень быстро ползу, желая поскорее оказаться в клетке.

“Пульт управления открывает клетку на расстоянии до 200 метров. Если я нажимаю кнопку, то дверца клетки открывается. Ты должен немедленно оказаться в гостиной и занять смиренную позу”. Она пошла по направлению к выходу, а я осматриваю свои раны, прежде чем погаснет свет…

Вечер второго дня: я прислуживаю Госпоже и ее подруге

Я остался один в темноте на соломе в клетке ждать, когда моя хозяйка вызовет меня. Постепенно стала униматься дрожь в ногах. Кажется, проходит вечность. прежде чем я слышу щелчок дверцы клетки и вижу, что включился свет. Я мгновенно ползу и встаю в позе на четвереньках перед диваном хозяйки. Несмотря на то, что мой лоб уткнулся в пол, я вижу перед диваном четыре женских ноги.

“Это моя подруга Ева. Целуй ей ноги!”. Я быстро целую ступню этой женщины, на коленях я могу разглядеть эту женщину: она несколько крупнее моей хозяйки. Подруга одета в черный кожаный топ, кожаные брюки и туфли. У нее рыжие волосы, зеленые глаза. В ее облике есть что-то волшебное. Она взяла мой подбородок большим и указательным пальцами: “Открой рот!”. Голос этой женщины спокойный и решительный. Она проверила мне зубы: “Сними стринги и раздвинь ноги!”. Я выполняю. “Неплохо. Покажи свою дырку!”. Я встаю на колени и раздвигаю ягодицы, чтобы ей было хорошо видно. В этот момент я ощущаю что-то твердое, что мне засовывают в анус – анальную пробку.

“Отлично. Скоро начнется фильм”. Я слышу указание моей хозяйки: “Одень свои стринги и принеси нам два бокала шампанского”. Я ползу на кухню и приношу шампанское.

“Поставь бокалы на стеклянный столик. И помассируй мне ноги”. Я наклоняюсь к ногам хозяйки и начинаю массировать ее ступни. “Подними свою задницу, чтобы я могла положить на тебя ноги”, – приказывает мадам Ева. Когда я заканчиваю делать массаж своей Госпоже, то мадам Ева приказывает мне делать массаж ей, а моя Госпожа в это время ставит на меня ноги.

В это время я ощутил очень сильное желание сходить в уборную и вежливо спрашиваю разрешение: “Госпожа, разрешите мне сделать грязное рабское дело?”. Госпожа запрещает мне пользоваться унитазом, только горшком. Я благодарю, а затем, вернувшись в гостиную, продолжаю служить Госпоже и ее подруге в качестве подставки для ног. Наконец, после просмотра фильма мадам Ева уходит. Я на прощание целую ее ногу и слышу голос Госпожи: “Увидимся в пятницу!”.

Потом Госпожа отводит меня на поводке в клетку, где я очень быстро засыпаю.


Следующие три дня рабства: наказание – хлопья с мочой на завтрак, принудительный секс

Я научился выполнять всю работу в доме, удовлетворяя хозяйку. Были небольшие промахи, когда я что-то забывал. Так, в среду я забыл купить молоко и получил за это 10 ударов кнутом по заднице.

В четверг я с утра приготовил ванну для хозяйки, завтрак и разбудил, целуя ноги. С утра она более капризна, чем обычно. Она вспоминает, что я забыл накануне купить молоко: “Ну что же, у меня есть некоторые мысли на этот счет!”. Госпожа поднимает юбку: я вижу ее киску – бока сбриты, а в центре она оставила широкую полоску. Она берет чашку с хлопьями и писает в нее: “Выглядит весьма аппетитно!”. Госпожа подзывает меня к себе и показывает на капельки мочи, свисающие с киски: “Слизни!”. Во мне поднимается отвращение. Я слизываю. А Госпожа уже толкает мою голову ногой к чашке: “Ешь!”.

На этот раз она желает получить на обед спагетти. Но не уходит, не удостоверившись, что я съел хлопья с мочой. Я вынужден опустить голову и начать есть. Внутри нарастает отвращение, появляются признаки тошноты и рвотный рефлекс, но я должен это подавить в себе. Я понимаю, что наказание может быть ужасным, если я позволю себе рвоту. Ведь самое главное – настроиться психологически. Меня тошнит, но я, наконец, вылизываю остатки из чашки. Госпожа уходит. А я бросаюсь к раковине и начинаю пить воду прямо из-под крана.

И так каждое утро начинается с работы по дому. Я больше не хожу на ногах, а смиренно ползаю на четвереньках, когда выполняю работу по дому. В среду я закончил работу раньше и не знал, что мне делать. Ползти обратно в клетку или сделать еще какую-то работу по дому из той, что мне не поручали? Я хочу в клетку, но там нет часов. Как я узнаю, что уже надо стоять на входе и встречать хозяйку по времени? Поэтому я остаюсь в смиренной позе в гостиной и жду назначенного времени, чтобы встретить Госпожу.

Когда она после обеда занимает свое место в гостиной и включает телевизор, я на четвереньках в смиренной позе жду ее указаний. Но она в четверг устала, поэтому в обед отправила меня в клетку.

Мне кажется, я просидел в клетке полдня, прежде чем услышал щелчок. Я снова ползу в гостиную и занимаю смиренную позу. Я не вижу Госпожу. Она у меня за спиной стоит перед пианино и дает мне команду: “Ко мне, раб! На четвереньки!”. Я принимаю позу рядом с ней.

“Ложись на спину на скамейку!”, – спокойно звучит ее голос. Но меня как раз это и пугает. Я ложусь на скамейку с мягкой набивкой. Она достаточно длинная, но ноги свисают вниз.

“Руки назад!”. Она начинает привязывать руки веревкой к скамейке, потом фиксирует бедра. Госпожа наклоняется ко мне и я ее длинные светлые волосы падают на мое тело. На лице у нее яркая косметика, смотрит она высокомерно. Сильно сжав мой левый сосок, она немного оттягивает его: “Ты удобно лежишь?”. Госпожа стянула с меня стринги, поглаживая член. Я мгновенно возбудился. Я смотрю на нее, но она не делает мне замечаний. Госпожа берет в руку член и медленно отодвигает назад крайнюю плоть. При этом она смотрит на меня, слегка облизывая языком верхнюю губу.

Она разрывает упаковку презерватива и надевает на мой член. Затем отодвигает назад свой шелковый халат и садится сверху на мой член. Я отчетливо ощущаю ее желание по влажности ее киски. Госпожа хватает ногтями мои соски и начинает медленно двигаться. Она наклоняется к моему лицу и спрашивает: “Ты знаешь, почему я не завязала тебе глаза? Не вздумай кончить раньше меня!”.

Несколько минут “союза” наших тел. Я ощущаю, что готов кончить, но хозяйка, заметив это, кладет руку мне на шею: “Не раньше меня!”. Я делаю все возможное и невозможное, чтобы сдержаться. Хозяйка двигается все быстрее, значит, и она скоро должна дойти до оргазма. Член готов взорваться…Мы кончили одновременно…Мое счастье…

Она вздохнула, слезла с меня и села мне на лицо: “Вылижи все дочиста!”. Я вылизываю насухо сок ее киски. Она слазит с меня, снимает с члена презерватив и засовывает его в рот: “Отсоси!”. Я высасываю из презерватива свою сперму и глотаю. Госпожа забирает презерватив и уходит в ванную со словами: “Есть идея…”.

Я ощущаю, как все мое тело устало от такого длительного положения в одной позе, руки и ноги затекли. Через несколько минут хозяйка возвращается: “Тебе понравилось? Я хочу снова трахнуть тебя в задницу!”. Она освободила меня от веревок и приставила руки к дивану: “Ты хочешь быть трахнутым в задницу?”. Я смиренно ответил: “Да, Госпожа! Пожалуйста, трахните меня!”. Но две слезинки скатились по моим щекам.

Госпожа выходит из комнаты и возвращается со страпоном: “Ты ждешь меня? Тебя возбуждает то, что я хочу трахнуть тебя в задницу?”. Я: “Да, Госпожа! Я не могу дождаться, когда вы сделаете это!”. И я ощутил, как резиновый член проникает в мою задницу. Потрахав меня, Госпожа достает резиновый страпон и пихает его мне в рот. Я переживаю и это унижение. Наконец, мне позволяют снова одеть стринги и отправляют меня снова в клетку…Еще один рабский день закончен, и я могу заснуть…

Рассказ на подобную тему: Моя “любящая” доминирующая жена

Комментарии:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *